«Царская невеста» Н.Римского-Корсакова в Центре оперного пения Г.Вишневской, реж. И.Поповски

Оркестр грубоватый, но очень неплохой, молодые (что приятно даже само по себе), но с хорошими данными в сочетании с отличной выучкой и нехилыми актерскими способностями солисты. Исполнительница партии Любаши (Оксана Корниевская), правда, чуть криклива — но все равно хороша, а Марфа — Наталья Боброва, Иван Лыков — Георгий Проценко (он еще и красавец!) — хороши во всех отношениях, ну а Бокелий — Владислав Голиков — просто великолепная актерская работа даже по меркам драматического театра (а ведь он еще и поет).

Спектакль в целом, правда, все равно производит противоречивое впечатление. Опера в отсутствии хоров, балета и миманса превращена Иваном Поповски в камерную музыкальную историческую мелодраму. Не лишенную, впрочем, элементов мистики и психоанализа, поскольку по боярским хоромам непрестанно блуждает Тень — актер, переодетый в черный балахон с капюшоном а ля монах-капуцин. Тень эта забрела в оперно-условные времена Ивана Грозного не то из Кинга, не то из Юнга. В то же время костюмы Аллы Коженковой — нарочито старомодные, «на оперных сценах Европы такие уже давно не носят». Да и сами хоромы — и лестницы (основной элемент сценографии), и меблировка в древнерусском стиле выполнены из белого полупрозрачного пластика — как будто ставили не «Царскую невесту», а «Снегурочку», но ближе к генеральной репетиции передумали. Иван Поповски — режиссер, конечно, уважаемый, но есть вещи, которые были бы терпимы в концертном исполнении или в какой-нибудь модерновой трактовке, а здесь, в классической обстановке, неуместные. Помимо Тени в капюшоне, это, например, эпизод, где Любаша, шпионя за Марфой, подходит к ней (та вместе с Дуняшей сидит застывшая и ничего не видит — такая вот условность), ощупывает ее, трогает лицо — при этом оставаясь незамеченной.

Читать оригинальную запись

Читайте также: