Новосибирский театр «Глобус»

Новосибирский театр «Глобус»

Новосибирск, ул. Каменская, д.1

Телефон кассы: +7 (383) 223-88-41

“Чук и Гек”, новосибирский “Глобус”

pavelrudnev

В блоге молодых критиков Павел Алексеев пишет о спектакле новосибирского "Глобуса", реж. Полина Стружкова, по "Чуку и Геку". Это совершенно уникальный спектакль, где действие одновременно и разыгрывается, и озвучивается в студии звукозаписи (которая есть декорация спектакля). Этот показ на фестивале "АртМиграция" лично для меня ознаменовался дискуссией, во время которой встал человек и начал говорить о том, что главная тема Гайдара была "привить патриотизм, любовь к родине" и что молодым бы надо про это спектакли ставить, а не формотворчеством заниматься. Речь такую услышал впервые.

http://www.start-std.ru/ru/blog/19/

Так же вы можете Актуальная информация строительство дома по канадской технологии здесь.

“Август. Графство Оссейдж” Т.Леттса, театр “Глобус”, Новосибирск, реж. Марат Гацалов

_arlekin_

На одной из полок для накопившегося за много лет барахла стоит игрушечный домик - симпатичный чистенький макет старого двухэтажного особняка, в котором или приблизительно в таком же жили или могли бы жить персонажи пьесы. Но авторы спектакля помещают их в обстановку, скорее напоминающую "Догвилль" Триера, где стены обозначены уложенными в линии камнями неправильной формы, словно мы попали на археологические раскопки поселения давно выродившегося племени - решение и символичное, и довольно точное, если обратить внимание, что в заглавие пьесы вынесены как раз образы временной и пространственный. При этом у меня не возникло ощущения, что Марат Гацалов с Алексеем Лобановым стремились глубоко проникнуть в суть пьесы, в характеры героев (положа руку на сердце, ни пьеса, ни ее действующие лица слишком уж подробного внимания и не заслуживают), но сочиняли, отталкиваясь от сравнительно неплохого, но все же довольно среднего материала собственную историю. А в этой истории пространство и время - не фон, не элемент оформления, но главные герои, тогда как персонажи - лишь часть антуража, и не самая значимая. Режиссер не игнорирует вовсе острые углы фабулы, но и не заостряет их искусственно, избегая как мелодраматизации, так и нарочитого комизма (смешные моменты остаются, но это получается между делом, само собой). "Август" в этом смысле близок не только по стилистике, но и по проблематике к "Экспонатам", поставленным Гацаловым в другом театре другого города и по совершенно иного рода и сорта пьесе. Археологический музей отдельно взятой американской (а могла быть любая) семьи, с занятными подвесными инсталляциями, составленными из странной утвари, старой обуви, гнутых колес, дополненные причиндалами вроде трехколесного допотопного самоката, на котором рассекает мать семейства, не предполагает вульгарного интерактива, но зритель волей-неволей ощущает себя внутри реконструированного "хронотопа", и буквально в том числе - часть событий разворачивается у публика за спиной, некоторые прямо под носом, в разных углах площадки, при этом идет трансляция на мониторы (камера в руках у индейской девушки-горничной - логично до предсказуемости). В финале экраны телевизоров закрывают, как зеркала при покойнике, пледами, и включаются вентиляторы - ход эффектный, несколько простоватый, но, в общем, необязательный, поскольку и без неизбежной духоты (шутка ли - два с половиной часа без перерыва в совсем небольшом помещении) постановщику и художнику удается погрузить в тесноту и жару домашней психопатологии.

“Алые паруса” М.Дунаевского-М.Бартенева, А.Усачева, театр “Глобус”, Новосибирск, реж. Нина Чусова

_arlekin_

"Алые паруса" М.Дунаевского-М.Бартенева, А.Усачева, театр "Глобус", Новосибирск, реж. Нина Чусова

Две версии мюзикла Дунаевского, одновременно участвующие в конкурсе "Золотой маски", объединяют только дурной вкус обоих постановщиков и дурные голоса исполнителей в том и другом случае. В остальном они абсолютно разные. У Мильграма спектакль выдержан в манере условно-символической, гротесковой, что в сочетании с дурновкусием производит совершенно отталкивающее впечатление и смотрится просто позорно.

Рядом с ним новосибирские "Паруса" - в общем терпимы, приемлемы, Чусова же делала, по обыкновению, "блокбастер", у нее на сцене - и башня маяка в натуральную величину, а если кабак - то с барной стойкой и соответствующей меблировкой, как полагается. Мощная массовка, костюмы, но при этом - карикатурно-анекдотический еврейский скрипач, кордебалет подарочных кукол, во втором акте - автомобильчик и кораблик, моряцкий степ и проститутский канкан, то есть сопутствующие обычно чусовской манере аксессуары.

Как ни странно, мюзикл в новосибирской постановке сносно звучит - прежде всего за счет энергичного дирижера, но и некоторые исполнители относительно неплохи в качестве вокалистов, хотя для полноценного пения даже по стандартам драматических артистов им далеко. Установка на шоу, на масштабное зрелище, на спецэффекты (доступные технологически и финансово) - штука обоюдоострая. Проливающийся на авансцену дождь, видеопроекции с морским пейзажем, многоэтажные декорации, толпы народу разного возраста - все это свое берет, но и быстро утомляет. Пермский спектакль, со всеми его явными недостатками, претендовал на некоторую серьезность, статусность. Новосибирский - культурно-зрелищное массовое мероприятие для дошкольников, удовлетворительного, правда, качества, и в этом хотя бы смысле "Глобусу" следует отдать должное.

«Алые Паруса» (Нина Чусова) Театр «Глобус»

i_lek

«Алые Паруса» Театра «Глобус», просто мюзикл, где-то красиво звучащий, где-то эффектно выглядящий. И все бы ничего, если не знать, что у других получалось добиться большего.

Нина Чусова девочка от режиссуры, в ее спектаклях мысль теряется за бантиками и завиточками. Герои ни так важны как костюмы, наличие смысла заменяют два задника с проецирующимся на них морем, струи дождя и поплывший кораблик. Те не многие персонажи, о которых есть что сказать, как и отдельные сцены, кажутся скорее случайными, чем продуманными.

Читать далее »

“Возвращение” А.Платонова, театр “Глобус”, Новосибирск, реж. Олег Юмов

_arlekin_

Шесть лет назад Юрий Еремин восстановил в МХТ "Возвращение", которое задолго до этого ставил в театре им. А.Пушкина - как оказалось, тоже ненадолго:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/325566.html

Юмов, ученик Женовача, делал "Возвращение" спустя время и в другом городе, но во многом его версия напоминает ереминскую: и в сценографическом оформлении - основным его элементом служит железнодорожное полотно; и в инсценировке - в действо вводится фигура рассказчика. Только у Еремина в роли рассказчика выступал Олег Табаков, читавший текст с пюпитра, а у Юмова повествование ведется от лица пожилого путевого обходчика; и железная дорога у Еремина выполняла скорее функцию разделительной черты, демаркационной линии пространства сцены и судьбы героя, а в новосибирском спектакле важна не столько дорога как таковая, сколько железнодорожная стрелка, обозначающая развилку, перепутье, выбор направления. Дрезина, которая со скрипом ездит по рельсам, остановившись на стрелке, превращается по мере надобности то в обеденный стол, то в супружескую постель.

Нарочито медленный, но не затягивающий в себя, а просто скучный, достаточно добротный по провинциальным меркам (а ведь Новосибирск - не совсем провинция, и мерки тут другие), но самый ординарный традиционный спектакль, с "атмосферными" песнями 40-х годов, в актерском ансамбле которого выделяется только исполнительница роли Любы, жены Алексея Иванова - она интересная, все остальные артисты, от обходчика-рассказчика до самого Алексея Иванова, малопримечательны. Сына Петра играет взрослый уже парень, а дочь Настю - маленькая девочка, в связи с чем на контрасте между ними Петр кажется не преждевременно посерьезневшим, вынужденно расставшимся с детством ребенком, а суровым, основательным по годам молодым человеком, и вызывает скорее умиление - хотя должен ужас вызывать.

“Вестсайдская история” Л.Бернстайна, Новосибирский молодежный театр “Глобус”

_arlekin_

Дунаевский, выходя из МДМ, говорил, что по музыкальному качеству спектакль не тянет, и Быстрова в роли Мари на голову выше всех остальных; а Журбин на фуршете, напротив, сказал, что новосибирская постановка лучше аналогичной бродвейской. Надо, конечно, делать скидку на разницу между кулуарной репликой и фуршетным тостом, а также между Журбиным и Дунаевским (Брейтбург вообще не высказывался, потому что он очень воспитанный), да и непонятно, о какой бродвейской версии Журбин толкует, восстановленной в 2009-м или оригинальной, 1957 года, но честно говоря, я ожидал чего-то намного страшнее, чем средне-добротная, при всех шероховатостях, постановка сравнительно недавно реструктурированного провинциального тюза. Новосибирск, впрочем, провинция относительная - это как бы третья столица, по крайней мере что касается оперы и балета, но по танцевальной и особенно вокальной подготовке большинства артистов "Глобуса" этого не видно - правда, ведь и театр-то драматический. С другой стороны, если бы не Наталья Быстрова, профессиональная актриса мюзикла, может, действо в целом шло бы ровнее. Быстрову ввели на четвертом году жизни спектакля специально ради московских гастролей - в Новосибирске она до того сыграла всего лишь один раз, в порядке репетиции фактически, в Москве же работает без дублерши, хотя девушка, которая играет Мари стабильно, участвовала в московском представлении и по небольшому сольному фрагменту во втором действии можно предположить, что она ненамного хуже. Однако в самом деле, Быстрова - это принципиальной другой профессиональный уровень и опыт участия в мюзикле, на ее фоне даже лучшие артисты труппы "Глобуса" кажутся любителями. И в то же время Быстрова выпадает из ансамбля, играет слишком "сказочную" героиню, условную "красавицу", а не драматический образ пуэрто-риканки.

Признаться, никогда я "Вестсайдскую историю" не любил, и даже molly00, в дни нашей школьной юности прививавшая мне американофильский вкус, терпеть ее не могла. Качество музыки и драматургии у меня вызывает большие сомнения, Бернстайн, по-моему, в целом очень сильно перехвален как композитор и музыкант, ну разве что хореография Джерома Роббинса для своего времени могла казаться прорывом. Русскоязычный текст Владимира Познера звучит не феерически, но, по крайней мере, не позорно, в отличие от многих адаптаций. Молодые новосибирские артисты так много сил тратят на точное выполнение пластических задач, что на создание характеров их уже не остается, а с вокалом и вовсе беда, особенно что касается главного героя - Ярослав Шварев в партии Тони и половину нот не взял. Да и фактура подкачала - старообразный, невзрачный, рядом с Мари-Быстровой, которая выглядит и поет более чем прилично, совсем никуда не годится. Красавец Алексей Кучинский вместо Риффа, второй главной мужской партии (аналог Меркуцио), играет Дизеля, одного из банды "Ракет", а Рифф-Антон Блошко куда менее эффектно смотрится. Но "Ракеты" еще ничего, а вот "Акулы", их пуэрто-риканские конкуренты, просто паноптикум - по идее они должны быть на равных, а тут "Акуры" явно проигрывают "Ракетам" изначально. И все же самые удачные моменты постановки - массовые сцены, особенно номер "Несчастные мы детки" во втором акте. И еще эпизоды с участием "возрастных" персонажей - владельца лавки Дока и полицейского Шрэнка: Владилен Кондрашов и Вячеслав Калиниченко из числа тех, кого в "Семнадцати мгновениях весны" Сталин называет "скромными тружениками" - они, очевидно, служат в "Глобусе" еще с тюзовских времен, звезд с неба не хватают, но дело свое честно и достойно делают, играют, увы, слишком предсказуемо, чтобы ими всерьез восхищаться, но создают образ, а не просто выдерживают предложенный рисунок. А вот Аниту я бы переоценивать не стал - энергии много, но поет слишком небрежно. Оркестр под управлением Алексея Людмилина, руководителя российского проекта "Вестсайдская история" (мюзикл ставился в незапамятные времена и в Ленинграде, Товстоноговым, и в Москве, с участием Шмыги, но нынешний - как бы лицензионный, с хореографией Роббинса, восстановленной Марком Эспозито), звучит относительно сносно, сценография из трехэтажных платформ и рифленых жестяных щитов функционирует нормально, как зрелище новосибирская "Вестсайдская история" вполне приемлема, как произведение музыкального театра - понятно, с очень большими оговорками.