“Леди Макбет нашего уезда” по Н.Лескову в МТЮЗе, реж. Кама Гинкас

_arlekin_

"Три сестры" Додина - спектакль совершенный" - сказал Борис Берман, когда у них в "На ночь глядя" была Елизавета Боярская, и я от удивления даже не понял, шутит ли он, издеваясь над гостьей, или в самом деле таков его вкус, что, впрочем, совсем не исключено, потому что на самом деле "Три сестры" Додина - совершеннейшее недоразумение, бессмысленное и физически непереносимое. А вот "Леди Макбет" Гинкаса - действительно совершенный спектакль, и при всех моих предубеждениях относительно Боярской, ее работа в нем также безупречна, как и всего ансамбля. "За такое партнерство можно родину продать" - сказала сама Боярская в помянутой уже телепрограмме, имея в виду, правда, не Гинкаса и не товарищей по "Леди Макбет", а Леонардо ди Каприо, но зато, наверное, тут и родину не пришлось продавать, а то намаялась бы девушка, уж больно товар-то неликвидный. Что при несентиментальном, а порой и безжалостно ироничном отношении Камы Гинкаса не только к персонажам очерка, но и непосредственно к тексту Лескова, вместе со сценографом-соавтором Сергеем Бархиным наглядно демонстрирует режиссер.

Читать далее »

Балалайка Сергея

Лев Семёркин

"ЛЕДИ МАКБЕТ НАШЕГО УЕЗДА", К. Гинкас, ТЮЗ, Москва, 2013г. (8)

Хорошо! Сразу становится хорошо, включаешься, как только в зал входишь. Занавеса нет, сцена открыта и декорация на сцене впечатляет. МТЮЗ - театр черный и декорация в эту черноту вписана. И похожа на декорацию «Скрипки Ротшильда» - светлое натуральное дерево на черном фоне. В самом спектакле это внешнее сходство начинает работать на содержание, продолжает чеховскую серию Гинкаса-Бархина - «Жизнь прекрасна №4 (по Лескову)». Там из досок гробы, здесь из досок заборы-кулисы (меж высоких заборов), гроб потом тоже появится.

Читать далее »

Театр умер, да здравствует театр!

Leonid Novikov

«Театр?.. Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины? Не есть ли он исключительно самовластный властелин наших чувств, готовый во всякое время и при всяких обстоятельствах возбуждать и волновать их, как воздымает ураган песчаные метели в безбрежных степях Аравии? Что же такое, спрашиваю вас, этот театр?.. О, это истинный храм искусства, при входе в который вы мгновенно отделяетесь от земли, освобождаетесь от житейских отношений!.. Вы здесь живете не своею жизнью, страдаете не своими скорбями, радуетесь не своим блаженством, трепещете не за свою опасность; здесь ваше холодное я исчезает в пламенном эфире любви... Но возможно ли описать все очарования театра, всю его магическую силу над душою человеческою?..»

Александр Володин «Старшая сестра»

Александр Володин

Лучше Александра Володина и не скажешь о театре. Вот уже практически половина театрального сезона 13/14 позади. Чем запомнилась половина сезона? Редкими всплесками удачных спектаклей. Особенно это становится понятно и очевидно, когда возвращаешься из северной столицы, где театральная жизнь представляется мне куда интересней, чем родная московская. Там, за пределами мегаполиса, и в самом деле, ощущается присутствие настоящего театра. Это театр, который задевает тебя за живое, заставляет переживать, чувствовать, любить, проживать. Ведь люди приходят в театр за живыми и серьезными чувствами и страстями, а не за механическими ощущениями. Люди уже опять хотят думать и сопереживать.

Читать далее »

Шутейное дело.

vonaufas

Если бы я был Иваном Васильевичем из "Театрального романа", сказал бы К.Гинкасу: "Снимите это спектакль из репертуара, не медля ни секунды. Он вредит репутации не только режиссёра, но и всего театра".

Впрочем, я сам виноват, что пошёл на спектакль без драматургии, не почитав хотя бы рецензии. Но были же и положительные примеры - например, у Д. Крымова ("Торги"). А К.Гинкас - хвалёный, обласканный "официальной" критикой режиссёр. Вот и попал я...

Читать далее »

"Ноктюрн" А.Раппа в МТЮЗе, реж. Кама Гинкас

_arlekin_

Гинкас так давно не осваивал малых пространств, а все ставил на большую сцену и большой зал, что по его камерным спектаклям я соскучился, а фойе второго этажа МТЮЗа Гинкас последний раз задействовал еще в "Золотом петушке". И монопьесу превращать в многофигурное, полифоническое театральное повествование Гинкас умеет как никто, он делал это совсем недавно в "Записках сумасшедшего", а до того в "Комнате смеха". Но "Ноктюрн", при том что это режиссерски мастерски выстроенная и блестяще актерски исполненная, Игорем Гординым прежде всего, вещь, оставил меня в некотором замешательстве. Я специально уточнил насчет материала - монопьеса 2002 года, недавно переведенная Джоном Фридманом и адаптированная Максимом Курочкиным, сочинение Адама Раппа впервые ставится в Москве, хотя у себя в Америке он вроде бы очень популярен. Что для себя нашел в этой банальной поделке Гинкас - я не уловил. У многих претензии были к "Шутам Шекспировым", совершенно иного плана произведению - а я смотрел "Шутов" в состоянии, близком к эйфории. На "Ноктюрне" же приходилось заставлять себя хоть как-то концентрироваться - удавалось с переменным, если честно, успехом.

Читать далее »

Ее звали Гедда

Эмилия Деменцова

Спектакль «Гедда Габлер» в постановке Камы Гинкаса сыграл Александринский театр в Москве в рамках фестиваля «Сезон Станиславского». Пьеса о страстной и непокорной героине уже во второй раз покоряется мастерству режиссера.

Характер у героини норвежца Генрика Ибсена отнюдь не нордический. Гедду Габлер равняют то с Медеей, то с фрекен Жюли. На отечественной сцене в постановке Гинкаса она более всего походит на Настасью Филипповну из романа Федора Достоевского. Хищница и раненый зверь, опухоль, поглощающая живой организм и вместе с ним умирающая. Она играет, расставляет манки и ловушки, но, заигравшись, попадает в них сама. Месть так и не разлюбленному возлюбленному Эйлерту Левборгу не от желания покарать, но досадить. Впрочем, Гедду величают  женским Гамлетом. Как Гамлет, она устраивает Левборгу спектакль-испытание, пройдя через которое он, по ее мысли, вернется сверхчеловеком, вспомнит в себе того, кого она не смогла забыть. Герой ожиданий не оправдывает и, по законам трагедии, гибнет. Как и Гедда, эту трагедию сочинившая.

Читать далее »

"Гедда Габлер" Г.Ибсен, Александринский театр, реж. Кама Гинкас ("Сезон Станиславского")

_arlekin_

Гинкас когда-то брался за "Гедду", но давно, почти тридцать лет назад, и Сергей Юрский, один из участников спектакля, оставил о нем развернутое эссе "Гедда Габлер и современный терроризм". Спектакль тот я не видел, естественно, а эссе читал - интересный текст, но либо (что тоже естественно) тогдашняя и нынешняя постановки сильно различаются, либо эссе не имело прямого отношения к спектаклю, а давало лишь повод Юрскому высказать собственные соображения. В обстановке из пластиковой мебели "Гедду" тоже играли, и уже на моей памяти - на малой сцене "Сатирикона" ее делала начинающая и многообещающая тогда (теперь уже "многообещавшая") Нина Чусова, и неплохая получилась вещь, не нагруженная смыслами, но динамичная и стильная, с Натальей Вдовиной в главной роли. Так что какой-то особой формальной новизны, содержательных открытий, выхода в иной мир Гинкас в "Гедде Габлер" не предлагает. Для него это вполне типичный спектакль и главная его героиня - тоже типичная. Гедда у Гинкаса - героиня из того же ряда, что Поприщин, Роберто Зукко, Карамазовы, Коврин, К.И. из "Преступления", а хотя я не мог видеть в свое время "Вагончика", предполагаю, что важнейшие для Гинкаса темы и мотивы присутствовали и в нем. Есть рамки - политические, экономические, социальные, моральные - в которых человеку тесно. Но сломаешь рамки, разобъешь стену, а за ней - бездна, хаос и мрак. Человек зажат между решеткой клетки, навязанной ему обществом (в широком смысле слова) и вакуумом, где никакая жизнь невозможна в принципе. Гинкас подлавлвает своих героев в момент "прыжка", когда шаг с обрыва уже сделан или вот-вот будет сделан, а полет над пропастью еще не завершился падением. Неизбежность и обреченность попытки выхода для героя - то, что делает его интересным для режиссера. Вот и Гедда (Мария Луговая) у него - юная оторва, разгуливает по дому из прозрачного пластика то голышом, то в нижнем белье, пока муж не набросит на нее шинель с погонами, то в красных кожаных штанах и такой же алой блузе, а еще играет на скрипке, ближе к финалу пиццикато изображая мелодию бетховенского "Сурка". В доме куча вещей, оставшихся от прежней, покойной хозяйки, и в том числе запакованные в пластик, как трупы в морге, мраморные головы. Но наибольшее внимание привлекают (порой и отвлекают - такая провокация режиссера: а вы не отвлекайтесь!) два аквариума. Кстати, аквариум был у Остермайера в спектакле по другой, в чем-то близкой "Гедде" пьесе "Нора", и в нем тонул окровавленный труп, а в спектакле Гинкаса "тонут" разве что декоративные рыбины, да и то - одна всплыла было кверху брюхом, потом оклемалась. Но такая Гедда ни в какой среде не чувствовала бы себя как рыба в воде: ни рядом с ничтожеством-мужем, суетливым, дерганым, нелепым (про персонажа Игоря Волкова сидящая рядом Лена Груева мне уже на первых минутах шепнула: "как похож на нашего профессора, ну который все время ходит!", и потом еще до антракта дважды повторила: "ужасно похож!"), ни с анемичным и неверным любовником, ни с клушей-подругой, которую он предпочел. В спектакле Гинкаса приглушены не только социальные, важные для устаревшей во многом пьесы Ибсена, но и психологические мотивы, он рассматривает конфликт Гедды со средой как метафизический, и в плоскости скорее экспериментальной, не предполагающей ни идеологического вызова, ни эмоционального сочувствия. Как Гедда вытаскивает сачком рыбину из аквариума и та трепыхается, задыхаясь на воздухе - вот так и сама героиня, все очень просто и жестоко.

Казнить нельзя помиловать

skaska_skazok

«ГЕДДА ГАБЛЕР» Г. Ибсена
Постановка Камы Гинкаса, сценография Сергея Бархина, костюмы Елены Орловой
Александринский театр, С.-Петербург

Недолюбливаю Ибсена. Не понимаю Гинкаса. Фокинская Александринка меня раздражает. По всем статьям этот спектакль не должен был мне понравиться. А вот поди ж ты.

Драматургия Ибсена всегда казалась мне тезисной, схематичной и чересчур многословной. Вот какая идея в «Гамлете» Шекспира? Или в «Трёх сёстрах» Чехова? А у Ибсена идея завсегда имеется. Это Толстой не мог сказать коротко, про что его «Анна Каренина». Ибсен же наверняка знал, что именно он хотел сказать той или иной пьесой, и с готовностью формулировал тему, которую разжёвывала иллюстрировала его очередная драма.

Читать далее »

"По поводу мокрого снега" ("Записки из подполья" Ф.Достоевского), реж. Кама Гинкас

_arlekin_

Что Гинкас делает с Девотченко телеспектакль по "Запискам из подполья" и где-то они в разрушенной загородной усадьбе зависают - это я слыхал, но не думал, что так скоро выйдет результат. Не знаю, каков был исходный замысел Гинкаса, но очевидно, что вариация на тему "Записок из подполья" напрямую связана с инсценировкой "Записок сумасшедшего", и не только через Девотченко - уже в театральном спектакли параллели между Гоголем и Достоевским читались сходу:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1892586.html

При этом персонажи Девотченко в одном и в другом случае, при заметном типологическом сходстве, в чем-то противоположны: Поприщин несет порой бессвязную чушь, тогда как Подпольный мыслит безупречно рационально. Но Гинкас с тем и с другим проделывает любопытную операцию: Поприщин, которого в интеллигентской культурной традиции принято было жалеть как жертву обстоятельств (социально-бытовых ли, как повелось от Белинского, или экзистенциальных - неважно), у Гинкаса приобретает черты отталкивающие, мерзкие, в то время как рассказчик "Записок из подполья", заведомо гнусный тип, во многом оказывается прав, справедлив и уж во всяком случае убедителен - что лишний раз связывает "Записки сумасшедшего" с "Записками из подполья", в чем, я думаю, и состояла одна из важных задач режиссера.

Герой Девотченко в телеспектакле - не просто "подпольный", а буквально - "подснежный", он выползает чуть ли не из сугроба, нанесенного через давно прохудившуюся, практически отсутствующую крышу разрушенного усадебного дома. По виду - настоящий бомж, в ушанке, в какой-то фуфайке, он греется и готовит еду с помощью костра, однако у него имеется старый киноаппарат, с помощью которого он может просматривать записи встреч с Лизой. Ход с кинопленкой, с кинопроектором - казалось бы, такой искусственный, такой неуместный, придает выстроенной Гинкасом ситуаци совершенно иное измерение. Кстати, в отличие от клаустрофобических "Записок сумасшедшего", где герой был помещен Гинкасом и Бархиным в замкнутое пространство "желтой подводой лодки", герой "По поводу мокрого снега" постоянно находится как бы на воздухе, его обиталище открыто всем стихиям, и зависимостью от погоды от объясняет свое настроение. Но обрывки периодической печати, как и Поприщина, в развалинах присутствуют - и вместо обоев на стенах, где под полуистлевшими листками и заголовками об Иосифе Виссарионовиче и Святой Руси гнездятся огромные тараканы (я бы подумал, что мадагаскарские, да у меня дома почти такие же водятся), и для растопки (особенно хорошо идет на эти цели газета "Союзное вече"). Он разыгрывает попытки самоубийства - то скосится на лежащую под рукой бритву, то заберется на табуретку и сунет голову в петлю, но глядь - а в петле болтается муляж, фуфел, с табличкой на груди: "Меня нет". Впрочем, различить, где у этого героя заканчивается балаган и начинается исповедь до последних моментов невозможно. Тем более, что постепенно внимание перемещается на экран, на запись встреч героя с юной проституткой. Такая двойная оптика и сама по себе очень интересно, и раздвоенность "подпольного" сознания она позволяет показать с максимальной наглядностью.

Урок от Гинкаса

skaska_skazok

"ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО" Н.В. Гоголя
постановка Камы Гинкаса, МТЮЗ

Получила сегодня урок. Даже несколько уроков, но расскажу только об одном.

Записки сумасшедшего - МТЮЗ

"Записки сумасшедшего" - это ещё один спектакль, о котором я не собиралась писать никогда. Потому что мне не понравилось. Хотя главную и единственную роль в этой монодраме играл хороший актёр Алексей Девотченко и хорошо играл. Но мне мало хорошего актёра, мне подавай ещё хорошего режиссёра и "о чём". Гинкас - хороший режиссёр, но садист. Сам Гинкас, кстати, косвенно признаёт свой режиссёрский садизм, когда описывает те чувства, эмоции, ощущения, какие хотел бы вызвать у зрителя. Но режиссёр он хороший, это всем известно, а садизм сейчас и вовсе в моде - тут Гинкас совпал со своим временем.

Читать далее »