Рубрика: остальное

Итоги сезона 2016/2017 гг.

Не подводил традиционные итоги сезона последние два года из-за занятости и потери мотивации. Понимаю, что нужно вернуть, но поменяв формат. Сезон 2016/2017 гг. СПЕКТАКЛЬ top10 1. «Изгнание» Марюса Ивашкявичуса, реж. Миндаугас Карбаускис, Театр им....

Пьяные

* ”КТО БОИТСЯ ВИРДЖИНИИ ВУЛФ?”, Д.Макдональд, Англия, 2017г. (10) Очень подробная (три действия, два антракта, три с половиной часа) и очень тщательная постановка пьесы Эдварда Олби. Лучшая из четырех, что я видел. И первая,...

«Комната Джованни» , театр на Юго-Западе, 28 июня 2017

Спектакли Валерия Беляковича живут долго. На моей памяти было так: каждый ввод, особенно если речь идет о главных героях, означал другую редакцию, смысл постановки иногда менялся кардинально. В случае с «Комнатой Джованни» ввод актера на роль Дэвида произошел уже без участия режиссера, с Джованни это случилось несколько раньше, но эффект тот же: спектакль изменился. При том, что он очень жестко застроен, разыгрывается, как по нотам, в нем почти нет места для импровизаций, свойственных другим постановкам Беляковича.
Конечно, в первую очередь изменились герои. Дэвид (Михаил Грищенко) — не очень уверенный в себе парень, чья притягательность обусловлена прежде всего внешностью. На него сильно действуют перенесенные подростковые травмы, в нем нет победительности прежнего (Олега Леушина), нет его злости (на себя и на весь мир), нет иронии. Самовлюбленность этого Дэвида — от инфантильности, он по сути плывет по течению, поддаваясь сперва отцу, потом — Хелле, потом — Джованни. Его бунт против них — бунт подростка, к тому же он значительно моложе их всех. Cлово «чистюля» в применении к нему имеет теперь смысл, чего раньше не было.
Фарид Тагиев (Джованни) похож на хищную, но измученную птицу. Вся инициатива в отношениях принадлежит ему. Это сильная фигура, как часто бывает, попавшая в зависимость от слабого. Иронии здесь тоже нет, боль Джованни ничем не смягчается, не скрашивается.
«Старая гвардия» — Карина Дымонт, Санников, Ванин, Наумов. К несчастью, ушел из жизни Виктор Борисов (Жак), вносивший в спектакль дополнительную трагическую ноту. Вообще, трагизма в старшем поколении почему-то поубавилось. Понятно, что Константин Курочкин и сам еще довольно молод, но и Ванин стал играть «легче», а Наумов трагедию из своего героя почти убрал. И это я связываю с новой расстановкой сил в главной паре героев, остальные неминуемо подстраиваются под них. Однако «старая гвардия» плюс массовка выполняют важнейшую роль, на них держится костяк спектакля. Они и, конечно, жесткая режиссура создали возможность почти безболезненного ввода новых исполнителей. Что касается трагизма, то это дело наживное, его и раньше было то больше, то меньше.

А теперь о главном изменении, которое произошло со спектаклем. Белякович сумел на основе романа-бестселлера Джеймса Болдуина о жизни «меньшинств», наполненного психологической и бытовой конкретикой, создать театральную притчу о любви и эгоизме. Он достиг высокой степени обобщения, и неслучайно среди зрителей так много женщин, которые не только же на красивых мужчин пришли посмотреть. Они считывают подтекст — это спектакль действительно о любви. То, что «у шеста» сошлись двое мужчин, обостряет конфликт: они — противники, их отношения — борьба (за собственное счастье, за право обладания другим). Когда речь идет о мужчине и женщине, это не столь очевидно, а для притчи нужна простота.
Это можно понять лишь в сравнении, но спектакль создавался на других актеров — на Олега Леушина и Алексея Матошина, исходя из их возможностей. Он весь заполнен музыкой, и герои постоянно двигались ей в такт, даже когда не танцевали. Они существовали в едином ритме спектакля, усиливая его звучание. Кажется, что это лишь техническая сторона, ведь у новых исполнителей есть свои достоинства — и актерские, и мужские, которые могут что-то компенсировать (и компенсируют). Но этой потери, видимо, было не избежать: из-за других пластических возможностей новых исполнителей резко упала степень обобщения, театральной условности. Герои стали более конкретными, их поведение, реакции в чем-то более точны и сложны, чем раньше, но все это уводит спектакль подальше от притчи. Парадоксально, но вышло так, что актеры играют более «сложно», а спектакль упростился, не выходит на прежнюю глубину. Новым зрителям это, конечно, непонятно, они воспринимают все с чистого листа, и я им завидую немного. И при этом я очень рада, что «Комната Джованни» сохранилась в репертуаре — и в очень достойном варианте.

фото с сайта http://teatr-uz.ru/
За возможность еще раз посмотреть спектакль большое спасибо театру и лично pamsik
Страницы театра в соцсетях https://www.facebook.com/page.teatr.uz/
https://vk.com/teatr_na_uz ; https://www.instagram.com/teatr_uz_adm/
видеоканал https://www.youtube.com/user/ugozapadny

Наташина мечта из Черемхово

Вроде ничего не предвещало. Ну, пошел на очередную «Наташину мечту» (ее на Коляда-плейс привез Черемховский драмтеатр), мало я их видел? Ну, думаю, просто познакомлюсь с очередным коллективом издалека, ясно же, что в Черемхово я...

Коляда-плейс, дневник зрителя

По списку просмотренного, кратко 20 июня, вологодский ТЮЗ, «Марьино поле». Про этот спектакль я уже написал 21 ионя, воронежский театр драмы, Пушкин, «Метель» (инсценировка Василия Сигарева), режиссер Никита Рак. Полный блеск! Казалось бы, что...

Снова в театр на Юго-Западе!

Хоть какое, да лето, хочется пройти по знакомой дороге к милому сердцу театру. Честно говоря, идти на обновленную «Комнату Джованни» я побаивалась и долго оставляла это на потом. Видимо, ждала, когда главный мужской состав там сменится полностью. Теперь, пожалуй, готова. Спектакль состоится 28 июня http://teatr-uz.ru/
Вот какие красавцы были когда-то, десять лет назад:

фото: Алексей Кошелев

Посмотрим, какими получились новые.
Иду по приглашению http://pamsik.livejournal.com/201231.html?view=comments

«Жанна д’Арк», реж. С. Землянский, театр им. Пушкина

«Жанна д’Арк»- пластический спектакль, в основе которого лежит пьеса Бернарда Шоу «Святая Иоанна», но это спектакль без слов; конечно, не балет, но кроме драматической игры он требует от актеров серьезной выразительности движений. История Орлеанской девы к такому жанру располагает: есть героический сюжет, яркий характер, а еще — особенный средневековый антураж, очень зрелищный. И спектакль получился зрелищный и яркий, несмотря на то что по колориту он довольно темный. Потому что Средневековье в нем представлено «темным» и воинственным, как и следовало ожидать. Да и церковь — воинственная. Даже Голоса, являющиеся Жанне (свет, мечта) вручают ей меч и отправляют воевать. Голоса — белые, Епископ (Александр Матросов) — черный, а Инквизитор — красный. Эти три цвета и составляют главную цветовую палитру спектакля.
Уже знакомая по другим постановкам театра задняя кирпичная стена превращается в стену крепости, к ней приставляются лестницы, и игра этими лестницами, их падения, подъемы, «падения» с них актеров помогают создать картину боя, довольно достоверную, не меньше, чем передвижения и танцы воинов.
Есть здесь и роскошная лошадь, на которой героиня практически парит в небе (лошадь напомнила мне совсем другую, но тоже стильную и символичную — в спектакле Землянского «Демон»).

Сама Жанна (Анастасия Панина) — юная девочка, нервная и шустрая, ей трудно убедить всех в своей миссии, настолько ее облик противоречит представлениям о настоящем военачальнике. В ней нет ни величия, ни уверенности в своей силе, только настойчивость, с которой она снова и снова вступает в схватку — с рыцарями, с королем, потом — с врагами на поле боя, потом — с тюремщиками.
Когда-то я смотрела другой спектакль Землянского — «Демон» по поэме Лермонтова в театре им. Ермоловой. Он мне показался немного гламурным, хотя нельзя было не отдать должное фантазии режиссера. «Жанна д’Арк» понравилась больше — видимо, сочетанием визуального решения и музыки — стильной, ритмичной, «средневековой». Этот ритм сохранялся и в том, как падали с высоты длинные полотнища — впечатляющее зрелище. И вообще спектакль, несмотря на отсутствие «парадности», очень красивый — как ожившая графическая иллюстрация к старинной книге.

фото afisha.ru
За приглашение спасибо театру http://teatrpushkin.ru/, moscultura и лично tushinetc

«Матренин двор» реж. В. Иванов, театр им. Вахтангова (на сцене Студии), 21 июня 2017

Рассказ Солженицына — чуть ли не единственное произведение о жизни простого народа в советское время, прочно вошедшее в школьную программу. Этим его главная ценность и определяется: из него можно узнать о быте, психологии, нравственных правилах, отношениях с государством, которые уже ушли в прошлое, но продолжают влиять на нашу жизнь. Есть там и вечные темы и проблемы, есть и «судьба женщины» и очень важный образ «праведницы». И мне кажется, что для создателей спектакля было главным — донести до зрителей саму сущность рассказа, не растерять ее, не сфальшивить.
Это я к тому, что не стоит здесь ждать никакого «модернизма», новой трактовки, авангардных решений. Спектакль прост по форме, иногда даже напоминает читку, но поставлен и оформлен он очень достойно, это своего рода театральная «иллюстрация», которую оценят прежде всего любители традиционных форм — сделано все для того, чтобы зритель шел за текстом.
Огромный плюс — правда жизни, отсутствие сентиментальности и фальши. Я в детстве летом жила у бабушки примерно в тех же местах, что описывает Солженицын, и мне знакомы типажи, о которых идет речь, а также весь тот деревенский быт. И мои воспоминания совпадают с тем, что увидела в спектакле.
Играют в нем два актера — муж и жена, Елена и Александр Яковлевы. Это воцерковленные люди, закончившие богословский факультет, чем во многом определяется их нынешняя деятельность. Сказалось ли это на постановке? Пожалуй, да. В ней есть очень точное следование православным ценностям, никаких неожиданностей, в том числе и художественных. Но актриса настолько хорошо чувствует свою героиню, настолько органична и тонка, что спектакль достигает своих целей, при этом он производит не столько сильное, сколько глубокое впечатление. Образ Матрены представляется значительным и прекрасным, но эмоции сглажены: в отличие от рассказа спектакль не вызывает чувства горечи, разве что мысли о неизбежной несправедливости жизни.

4Х4=5

”4Х4: ЭФЕМЕРНАЯ АРХИТЕКТУРА”, Ш.Гандини, «Гандини Джагглинг», Англия, 20??г. (5) Идея есть (сочетание хореографии и цирка), материал есть (четыре жонглера, четыре танцора), уровень есть (его задает не попсовая фонограмма, а струнный квинтет), спектакля нет. Пока...