Автор: Дмитрий Филимоненков

Реальный театр, промежуточный отчет

Фестиваль «Реальный театр» еще даже не перевалил за половину, а уже случилось увидеть неплохой спектакль. Серовский драматический театр, Сухово-Кобылин, «Смерть Тарелкина». Режиссер Павел Зобнин (Москва). Собственно, от Сухово-Кобылина там мало что осталось, но и...

Итоги сезона 2016-2017

Меня тут упрекнули, что стал мало ходить в театр. Ответил, что, дескать, это я писать стал меньше. Что, в общем-то правда. Это плохо и я обещаю исправиться. Но вот подвел итоги — оказывается, и действительно этот год какой-то неурожайный. Ну, что поделать, так сложился сезон. Конкретные итоги таковы:

1. Новокузнецкий театр драмы. Чехов, «Иванов».
2. Кемеровский театр. Иванов, «Жениха вызывали…»
3. Новосибирск, театр Афанасьева. Цагарели, «Ханума»
4. Екатеринбург, ТЮЗ. «Приключения Чиполлино»
5. Свердловский драмтеатр. «Отцы и дети»
6. Севастопольский ТЮЗ. Островский, «Доходное место»
7. Челябинский камерный театр. Мозес, «Бах и соискатели»
8. Челябинский камерный театр. Эме, «Третья голова»
9. Свердловский драмтеатр. Цагарели, «Ханума»
10. Нижнетагильский драмтеатр. Мольер, «Тартюф»
11. Екатеринбург, театр «Тургенев». Монье, «Провинциалка»
12. Челябинский камерный театр. Богославский, «Тихий шорох уходящих шагов»
13. Свердловский драмтеатр. Уальд, «Призрак замка»
14. Тюменский театр «Ангажемент». Слуцки, «Шесть блюд из одной курицы»
15. Каменск-Уральский, театр «Драма номер три». Гуркин, «Прибайкальская кадриль»
16. Екатеринбург, камерный театр. «Где тонко, там и рвется»
17. Челябинск, театр «Манекен». Ионеско, «В хорошую погоду видна луна»
18. Пермь, театр «У моста». Мак-Донах, «Палачи»
19. Свердловский драмтеатр. Островcкий, «На всякого мудреца довольно простоты»
20. Пермь, театр семьи Моляновых. «Оскар и розовая дама».
21. Ирбитский театр. Гуркин, «Прибайкальская кадриль»
22. Челябинск, театр «Манекен». Мухина, «Ю»
23. Каменск-Уральский, театр «Драма номер три». Жуховицкий, «Последняя женщина сеньора Хуана»
24. Пятигорский театр музыкальной комедии. Штраус, «Летучая мышь»
25. Челябинский драмтеатр. Нэш, «Продавец дождя»
26. Екатеринбург, Коляда-театр. Коляда, «Клещ»
27. Свердловский драмтеатр. Синклер, Мак-Картель «Только для женщин»
28. Вологодский ТЮЗ. Богаев, «Марьино поле»
29. Воронежский театр драмы. «Метель»
30. Архангельский театр драмы. Богаев, «Русская народная почта».
31. Нижневартовский театр. Житковский, «Посадить дерево»
32. Уссурийский театр. Пулинович, «Земля Эльзы»
33. Белградский театр. Коляда, «Ключи от Лёрраха»
34. Черемховский театр, Пулинович, «Наташина мечта»
35. Тюменский театр «Ангажемент». Шергин, «Река возвращается»
36. Тюменский драмтеатр. Гальсеран, «Метод Грёнхольма»
37. Тюменский драмтеатр. Сиблейрас, «Ветер в тополях»

Подробности — в этом журнале по тегу theatre Как говорится, продолжение следует.

Наташина мечта из Черемхово

Вроде ничего не предвещало. Ну, пошел на очередную «Наташину мечту» (ее на Коляда-плейс привез Черемховский драмтеатр), мало я их видел? Ну, думаю, просто познакомлюсь с очередным коллективом издалека, ясно же, что в Черемхово я...

Наташина мечта из Черемхово

Вроде ничего не предвещало. Ну, пошел на очередную «Наташину мечту» (ее на Коляда-плейс привез Черемховский драмтеатр), мало я их видел? Ну, думаю, просто познакомлюсь с очередным коллективом издалека, ясно же, что в Черемхово я никогда не доберусь. Никакого особого подвоха не ждал.

А они ка-а-ак вдарили! Вы бы видели их боевой порядок. В тылу поддержка музыкальной группы (они работают только с живым звуком! Много таких, а?!), в наступлении группа из пяти девчонок, на самом острие — исполнительница заглавной роли. И ни секунды фальши, ни момента отключения или бездействия. Девочка-героиня по пьесе как раз в самом романтическом возрасте, когда либо любовь без оглядки, либо с ноги сразу. Вот артистка и не ищет лишних тонкостей. Но те эмоции, которые есть, она прожила с такой силой, что сходу взяла всех в плен, и не отпустила… А рядом исполнительницы эпизодов, которые тоже все время на сцене, и тоже ни на секунду не теряющие напора, тоже живущие в полную силу. Плюс песенки и подтанцовочки, такое сейчас втыкают все в любую постановку, потому что так принято — а черемховцы точно знают (или чувствуют!), зачем. Вся эта музыка задает бешеный ритм спектакля, в котором они атакуют — и ни в один момент они этот ритм не потеряли и не сломали.

Так получилось, что рядом со мной сидели три сербки, две из которых играли в воскресном спектакле (я писал). Признаюсь, пока спектакль не начался, я думал понаблюдать за ними по ходу дела, было интересно, как они будут реагировать. Самое интересное в зоопарке — это люди, не правда ли? Черта с два! Я забыл про соседок через две минуты после начала. Да я вообще про все забыл! Не до того было!

Программки не предложили :-(. На сайте театра я прочитал, что режиссер — Екатерина Куликова. Имен исполнительниц я так и не знаю. Жалко.

Коляда-плейс, дневник зрителя

По списку просмотренного, кратко 20 июня, вологодский ТЮЗ, «Марьино поле». Про этот спектакль я уже написал 21 ионя, воронежский театр драмы, Пушкин, «Метель» (инсценировка Василия Сигарева), режиссер Никита Рак. Полный блеск! Казалось бы, что...

Коляда-плейс, дневник зрителя

По списку просмотренного, кратко

20 июня, вологодский ТЮЗ, «Марьино поле». Про этот спектакль я уже написал

21 ионя, воронежский театр драмы, Пушкин, «Метель» (инсценировка Василия Сигарева), режиссер Никита Рак. Полный блеск! Казалось бы, что проще. Расскажите историю молодой девушки, сыграйте ее переживания — и дальше можете делать все, что угодно: вводить трех девиц, блуждать на костылях между табуреток, да хоть свистеть на сцене — зритель у спектакля будет. Причем сыграть Машу — это необходимый минимум, но ведь прекрасно играл весь ансамбль! Какая подружка была у Маши! А какая мама! Да все, все! Просто замечательный спектакль. Кстати, я ведь уже знаю, что Воронеж для меня в пределах досягаемости. Так что я еще к ним приеду. Ну или может быть они к нам…

22 июня, архангельский театр драмы, Олег Богаев, «Русская народная почта». Перестарались. Столько постановочного трюкачества, что как-то забываешь, о чем спектакль. Похоже, что просто ни о чем. Так, мастерство показываем. Исполнительское мастерство, к слову сказать, действительно есть. Но не могу сказать, что оно «на уровне» — общий уровень спектакля ниже.

23 июня, нижневартовский театр, Алексей Житковсий, «Посадить дерево». Пьеса слабовата, но актеры работали очень даже неплохо. В целом спектакль, конечно, не претендент на восторги, но общий уровень фестиваля отнюдь не понизил.

24 июня, уссурийский театр драмы, Ярослава Пулинович, «Земля Эльзы». Еще один замечательный спектакль в фестивальной программе! Собственно, ничего особенного, просто настоящий театр. Видимо, на Дальнем Востоке такой еще существует. Они «неспешны и подробны», они не боятся играть трагедию, они умеют показать сильные чувства, просто проживая их. Да, я понимаю, насколько это «просто»…

25 июня, Белградский театр, Николай Коляда, «Ключи от Лёрраха». Спектакль имеющий несомненную учебную ценность, как образец, как играть не надо! Жуть просто! Главная героиня, не способная ни на что, кроме кривляний а-ля «тетя Соня» Клары Новиковой, режиссерские «находки» вроде девушки, скорбящей по только что умершему отцу, а за одно и из-за своей нескладывающейся жизни, вдруг начинающей стриптиз посреди монолога. Ни одного живого персонажа, ни одной нештампованой эмоции. После такого зрелища еще больше любишь русский театр. Все-таки мы от такого сто лет назад ушли и сейчас еще до таких «высот» не скатились. Будем, надеяться, что и не скатимся.

В конце концов, спектакли воронежского и уссурийского театра в программы фестивалей еще попадают. Посмотрим, что будет дальше. И на Коляда-плейс, и вообще.

Вологодский ТЮЗ, Марьино поле

Вологодский ТЮЗ — уже, наверное, постоянный участник фестиваля Коляда-плейз. На этот раз — «Марьино поле» Олега Богаева, постановка Бориса Гранатова. Не то, чтобы плохо, но неубедительно. Видно, что пытались сделать фантасмагорию, но получилась клоунада,...

Вологодский ТЮЗ, Марьино поле

Вологодский ТЮЗ — уже, наверное, постоянный участник фестиваля Коляда-плейз. На этот раз — «Марьино поле» Олега Богаева, постановка Бориса Гранатова.

Не то, чтобы плохо, но неубедительно. Видно, что пытались сделать фантасмагорию, но получилась клоунада, почему-то еще и под песни Высоцкого. Маша проулыбалась весь спектакль — какой уж там финал. Впрочем, пьеса такая, что совсем уж провалить ее, наверное, невозможно… Но это достоинства литературы, а сами-то чего хотели?

А фестиваль начал свою работу, да. Как говорится, будем посмотреть.