Приговорённый к смерти

Клим «Идиот. Несуществующие главы романа «Идиот»» ЦДиР Казанцева, тренер Клим, 2015

На полу полутёмной сцены боком к залу, на коленях, в йоговской позе алмаза сидит человек, долго сидит, потом встаёт, ходит, он босый, подтянутый, в костюме, напоминающем форму для какого-то восточного единоборства, что-то начинает рассказывать. В его движениях узнаются элементы восточных гимнастических практик – вот йоговская поза воина, вот упражнение с копьём, вот упражнение с палкой, вот упражнения с двумя палками.

В какой-то момент мы узнаём, что его зовут Лев Николаевич Мышкин, он иронизирует над сочетанием антиподов в своём полном имени – лев и мышь. Упоминает убийство, свидетелем-участником которого ему довелось быть. Его рассказ – это поток сознания человека, приговорённого к смерти, человека, знающего о неизбежности своей смерти в конце жизненного пути. Его движения и рассказ – это своего рода медиативные упражнения в попытке заговорить смерть, убедить себя, что смерти нет, что ещё немного и мы узнаем – зачем мы живём умрём, что человек бессмертен… Пройдя несколько кругов этих монологических размышлений герой застывает на коленях в позе алмаза. Но это не конец спектакля. Потом герой опять и опять будет ходить и вспоминать-вспоминать и свою невесту Аглаю, и убийство, и его, и её… Вечной жизни нет. Есть лишь вечное раскаяние.

Читать оригинальную запись

Читайте также: