«Двенадцать стульев» Коляда-театр, 21 января 2018

У Коляды странное представление о НЭПе: получился «брайтон бич» в бомжатнике с большим количеством кошек. Это как если бы Эллочка Людоедка взялась ставить спектакль о Вандербильдихе. То есть вообще-то режиссер вправе создавать (или выбирать) тот мир, какой он считает подходящим для своей задачи, но для меня как зрителя подобный путь к значительному (действительно так) финалу оказался чересчур тернистым. Если бы не сверхзадача, которая начинает предполагаться довольно быстро, ушла бы в антракте. Фокус еще в том, что значительность финала обусловлена участием в спектакле самого Коляды. Сравнивать мне не с чем, но думаю, что участие любого другого актера гасит эффект.

А сравнение, как ни странно, может быть лишь с сатириконовской «Чайкой», в которую так и не ввели актера вместо Бутусова, получился спектакль особенный. У Коляды же в итоге — обычный, с компромиссами и далеко не самый сильный. Мне-то просто повезло, что Кису играл он.

По общему впечатлению: дети нацепили родительские шмотки, какие поярче, развесили цветные покрывала, накрасились — и давай плясать под «Лимончики». И вот среди всей этой веселухи мыкается единственный взрослый, усталый, замученный мыслями о деньгах и всякими детскими затеями — Коляда. Получивший в итоге театр и уже не знающий, радоваться этому, пугаться или горевать.

В общем, завидую тем, кому такой путь к финалу показался вполне себе пригодным, но даже мысли не возникло повторить просмотр, чтобы увидеть другого Кису — Ягодина (хотя изначально рассчитывала именно на него).

Читать оригинальную запись

Читайте также: