«Хованщина» худ. рук. оперы Александр Титель, МАМТ, 29 ноября 2017

«Народная драма» Мусоргского в постановке Александра Тителя — прекрасный современный спектакль, стильный, глубокий, с интересными режиссерскими решениями. И актуальный — как будто и он был приурочен к 100-летию революции (хотя поставлен в 2015 году). Потому что раскол, бунт, смута — это варианты «протестного движения», о котором все сейчас если не говорят, то думают постоянно.

Смута зарождается внутри народных масс и вызвана объективными обстоятельствами, однако народ выступает жертвой (не невинной и не безгласной) — стрельцы, приведенные на плаху, их жены, «пришлые люди», дети (в постановке занято много детей). Энергию народного гнева стремятся использовать в борьбе за власть «князья» — узнаваемые типажи: сильный, жестокий, любящий все радости жизни, русский-русский Иван Хованский, западник Голицын, велящий ни за что утопить Марфу в Болоте, фанатик Досифей, который при поражении хочет забрать с собой в огонь чуть ли не весь мир. Сюда же — государственник Шакловитый, искренне переживающий за судьбу России и при этом готовый на любое коварство ради благой цели. Сюда же — продажный чинуша Подьячий.

В сценографии прослеживаются линии раскольничьего скита — много пространства, деревянная обшивка стен. Лестницы, длинный стол (тема пира — одна из главных в постановке), угрожающе нависающая над сценой тяжелая балка (свою главную роль она сыграет в финале) — вот, собственно, и все. Цветовая гамма довольно аскетична, яркими алыми пятнами выделяются лишь кафтаны стрельцов — кровь, агрессия, огонь. Очень удачные костюмы, в едином стиле, с длинными рядами пуговиц. С одной стороны, не оскорбляют ничьих чувств (похожи на исторические), с другой — даже Досифей в таком костюме выглядит каким-то обобщенным священником.

Режиссер не дает зрителям скучать: залихватски пляшет хор, Андрей Хованский пытается изнасиловать Эмму, льется вода, на стол наряду с муляжами поставлена настоящая еда, и стрельцы время от времени что-то жуют; лопается стакан в руке Хованского, льется вода (много воды), в ней купают в ванночке настоящего ребенка — во время арии Марфы (на мой взгляд, лучше бы в другое время, а то отвлекает внимание). И даже армянский дудук звучит в доме Хованских.

Дмитрий Ульянов в роли Ивана Хованского — шикарный! Мощный, выразительный, с мужской статью, сильной актерской харизмой и прекрасным голосом. Удивительно хороша Марфа — Ксения Дудникова. Нельзя не упомянуть и любимца публики артистичного Подьячего — Валерия Микицкого (роль характерная, очень удачная).

Финал описывать не буду (спойлер не нужен). Когда-то давно слушала «Хованщину» в Большом театре, с Марфой — Ириной Архиповой, прекрасным хором и пугающе достоверными языками пламени в финале. Здесь — совсем по-другому и, конечно, не хуже: метафорически, эмоционально, красиво.

Спектакль – лауреат Премии «Золотая Маска» 2016 года в номинации «Лучший спектакль в опере», и это совсем неудивительно. Билеты на «Хованщину» относительно доступны (я очень хочу повторить просмотр), а уровень постановки таков, что любой настоящий театрал не пожалеет о походе.

Фотограф Олег Черноус

Читать оригинальную запись

Читайте также: