«Синяя синяя птица» в Театре Наций, реж. Олег Глушков

Мне бы, наверное, «Синяя синяя птица» не показалась настолько отталкивающей, если б на протяжении нескольких недель не пришлось отягощаться, читая восторженные отзывы — мол, до чего весело, до чего красиво! Положим, насчет «красиво» еще отчасти согласиться можно, во всяком случае «картинка» за счет фантазийных костюмов и изощренного видеодизайна получилась «богатая», где-то даже перегруженная. Но в остальном — это же невыносимая, нестерпимая хрень!

Несколько перечисленных в выходных данных авторов либретто (включая и режиссера, и художника), такое ощущение, работали автономно, вымучивая каждый свой кусок без согласования с остальными. В главной героине сказки Матильде, которая вместо того, чтоб отправиться на праздник, сперва пошла за молоком и медом для заболевшего брата, а по дороге вдруг узнала, что брат похищен Царицей Ночи и отправилась уже по его следам на выручку, смутно угадывается и Герда, и Алиса, и Элли, далее везде; при этом все свои похождения Матильда, естественно, видала во сне, а когда утром проснулась, бабушка обрадовала внучку тем, что ее брат «давно здоров», стало быть, за ночь выздоровел и без молока! Эпизоды механически налеплены друг на друга без всякой логической связи — не считая встречи «на реке памяти» с потерянным тряпичным медведем, который потом сопровождает героиню в ее путешествиях, прочие знакомства Матильды с фантастическими существами хронологически взаимозаменяемы, сюжетно же просто необязательны: скажем, как ни забавен сам по себе сделанный под Элвиса «карамельный король» со свитой из эскимо, пончиков и драже, но кроме того, что от его сластей у тряпичного медведя живот раздуло, зачем он еще нужен?! Я уж не говорю про то, что сладости потом сами пытаются сожрать откормленных гостей! А в чем смысл истории с Птицеловом, который заключает Матильду в клетку, где ее намереваются сжечь как ведьму, и птицы-экскурсанты, пока клетка полыхает нарисованным на компьютере огнем, устраивают поодаль что-то вроде пикника, я вообще не понял — то есть, видимо, предлагается некий «Inverso Mundus «, где надо в поведении птиц увидеть намек на то, как не следует поступать людям, но это и мутно, и примитивно, и очень-очень затянуто.

Очевидно, что ставка сделана на то, что яркие персонажи, по сути ростовые куклы, отвлекут внимание от прорех драматургии — но сколько-нибудь связный сюжет спектаклю ведь нужен, иначе работа актеров сводится к функции аниматоров, а актеры задействованы хорошие, обидно за них! Матильду, правда, играла неизвестная мне девушка, одна из двух неизвестных, обозначенных в списке исполнителей, и я не знаю, которая из них, ну очень слабенькая. Зато когда изредка узнаешь кого-нибудь — Рустама Ахмадеева в образе смешного Павлина, Станислава Беляева, играющего Карамельного короля-Элвиса и т.д. — едва успеваешь порадоваться, пока они не начинают говорить или петь, потому что тексты (у них, кстати, автор один обозначен — Сергей Плотов) чудовищные. Причем куплеты еще ничего — ну обыкновенная, на скорую руку зарифмованная (типа «синяя птица-микрочастица») ерунда, положенная на соответствующую безликую, но не противную музычку (спектакль идет под «минус»), но уж разговорные диалоги — тушите свет, мало того чушь, так еще и тяжеловесная, многословная, бессмысленная, но нагруженная примитивным морализаторством в любой отдельной сценке. Обидно и за отличного, умного постановщика — хореографический талант Олега Глушкова здесь в силу специфики жанрового формата наиболее наглядно проявляется… в пляске пряничных человечков да в перемещениях часовых фигурок на самокатах.

Эпизод с фигурками заводных часов в конце первого акта, что уже отметили многие, задуман как своего рода «пародия» на пьесы Вырыпаева («Иллюзии», «Пьяные»…), однако ж честное слово, собственные пьесы Вырыпаева — намного более остроумная пародия на пьесы Вырыпаева, чем вот эта вот унылая эклектичная драматургическая самодеятельность. И в целом попытка разбавить халтурную чушь, рассчитанную на малолеток, «взрослыми» приколами как внутритеатрального, так и внешнеполитического свойства (такими же никчемными и беззубыми — деревянные солдаты «красной» и «синей» армии «освобождают» мирное население в лице Матильды, взаимно побивая друг дружку, тем временем Матильда чуть не погибает в клетке Птицелова) не решает, но усугубляет проблему. Не хватает для полноты комплекта разве что православной духовности — какое упущение!

Накануне попал в «черную комнату» ЦИМа на «Лелю и Миньку» Светланы Ивановой-Сергеевой — немудреная совершенно постановка по рассказам Зощенко, на двоих артистов, в сопровождении пианистки, с детскими фотографиями на экране и позднесоветской песней про дельтаплан, только-то и ухищрений, но и благодаря качеству литературного материала, и за счет азарта исполнителей (не великих-знаменитых, самых обыкновенных: Данила Ариков и Юлия Волкова из «Практики») не только я, с детства знающий наизусть все эти истории о проданных тряпичнику калошах и непроглоченных биллиардных шариках (в передаче «Будильник» их разыгрывали незабываемо Назарова и Богатырев), но и детсадовская аудитория внимательно следила в тишине за сюжетными перипетиями, реагируя адекватно на отдельные характерные словечки, фразочки. На диалогах «Синей синей птицы» я подыхал от скуки, а дети бесились в ожидании выхода следующих «кукол», откликаясь только на ряженых и спецэффекты. А еще, похоже, правило «после третьего звонка вход в зал воспрещен» окончательно здесь упразднено в свете повышения цен на билеты (говорю ответственно, коль скоро ходил по билету за деньги — чтоб зря не соврать, билеты были льготные, а деньги чужие, тем не менее собственноручно мною выкупленные места, заодно полюбовался, какие дела творятся в кассе… тоже любопытно, но тема особая): всех проводят, рассаживают, тут же артисты по проходам бегают, дурацких диалогов наполовину еще и не слышно — я так понимаю, у актива целевой аудитории Театра Наций — пьяных менеджеров с блядями, что посещают «Иванова» и «Аудиенцию» — подрастает достойная смена.

Но если уж ограничивать творческие задачи созданием броского костюмированного шоу с коридорными «аниматорами» в антракте — не проще ли обойтись вовсе и без потуг на сюжетосложение, и тем более без жалких, затянутых разговорных диалогов? Выходит под занавес первого действия бессловесный надувной динозавр — одна из оживших игрушек Матильды — и имеет такой фурор, что им одним можно и ограничиться, для чего же городить огород из рассыпающихся сценок с морализаторством?! При таком количестве либреттистов — и этакая, по-вырыпаевски выражаясь, «поебень» вышла, у семи нянек дитя без глазу! Так в принципе любой может сказку-нескладуху из ошметков чужих историй (от «Волшебной флейты» до «Волшебника изумрудного города»… ах да, про Метерлинка с его «Синей птицей» я совсем забыл, так и немудрено…) состряпать: пока внучка ходила в зимний лес за подснежниками, посадил дед репку, мышка бежала, под сани Снежной Королевы попала, стало море потухать и потухло молитвами Серафима Саровского… — тут главное не забыть про динозавра, без динозавра какое шоу.

Читать оригинальную запись

Читайте также: