Мир-память

«И дольше века длится день». Айтматов Чингиз. Музей истории ГУЛАГа (Москва) и Творческое объединение «Таратумб». Реж. Калипанов Антон, Шайдуллина Ольга. (премьера 14.04.2017).
И дольше века длится день; 7

Большой роман Айтматова. Вспоминаю, каким значимым событием, и для меня лично, было его появление в 1980 году. Он затронул много тем, которые тогда звучали актуально и по-новому. Это и жизнь советских азиатских «окраин», и сталинское время, и народная мифология, и место человека в технологизирующемся мире. Но ключевая тема — это тема памяти, памяти индивидуальной, памяти народа, передачи этой памяти, или ее забвения. Именно поэтому самым вспоминаемым из романа была легенда о манкуртах, людях, которых лишают памяти. Понятие «манкурт» стало нарицательным на долгие годы. Поэтому неудивительно, что спектакль по роману был поставлен в содружестве с Музеем ГУЛАГа, для которого тема памяти также ключевая. Но это содружество привело к тому, что из всего богатства романа для инсценировки центральной выбрана история Абуталипа, воевавшего, попавшего в плен, бежавшего и воевавшего потом в Югославии и пишущего воспоминания для своих детей. Его арестовывают, обвиняют в шпионаже и пытаются создать вокруг него дело об иностранных агентах. Конечно, в спектакле есть и Едигей Буранный, и его верблюд Каранар, и космодром, но в центре история сталинской машины репрессий. Спектакль поставлен как кукольный, на сочетании актерской игры и игры с куклами. Музей ГУЛАГа поделился реальными предметами из музея для спектакля, это предметная эстафета памяти. Главное достоинство спектакля – негромкая интонация, с которой ведется рассказ. И это заслуга и режиссерского замысла, и актерской игры. Мифологическую мощь романа передать не удалось, но в нем есть веяние ветерка истории и мифов. Это и в беседах Едигея с Каранаром, и в истории похорон Казангапа на уничтожаемом кладбище, и в том, как ходят поезда. В романе они идут с востока на запад и с запада на восток, а в спектакле они ходят по кругу. Вся кукольная сценография заключена в круг, по краю которого ходят поезда. История закольцовывается.

Мощный роман, жаль, что и роман, и творчество Айтматова забываются, спектакль напомнил о нем, всколыхнул память. Тридцать лет назад смотрел спектакль в театре им. Вахтангова, тогда Едигея играл Михаил Ульянов. Но тот спектакль был больше иллюстративным. Сейчас, по прошествии времени, у нового спектакля появилась дистанция времени, которой он аккуратно распорядился. Помнится у Фернана Броделя было понятие «мир-экономика», этот спектакль можно назвать «мир-память».

Читать оригинальную запись