Босиком по мосткам

«ЗАПОВЕДНИК», С.Женовач, СТИ, Москва, 2017г. (9)

Какой прекрасный, большой артист – Сергей Григорьевич Качанов. В молодой труппе СТИ он на положении дядьки, играющего тренера. Амплуа — возрастные роли, небольшие и строго очерченные. Казалось, что его главные роли остались в театральной истории, в прошлом, на Бронной (Лир, Войницкий) а теперь его роли не в центре, а рядом с центром, он поддерживает молодых лидеров (то, что называется supporting role).

И вот после большого перерыва роль центральная, большая, даже огромная. Роль сложная, разомкнутая, не очерченная актерским рисунком. Вне амплуа, вне актерства. Сыграна босиком на настоящих, кривых деревянных досках, на таком уровне подлинности, что это даже не роль, больше чем роль – личное высказывание.

Первый выход особенно впечатляет и удивляет – ни одной знакомой актерской интонации, ни одного поставленного актерского жеста. Всё бытовое и достоверное, потертое и похмельное – одежда, осанка, руки, лицо, моргающий взгляд, темп речи, интонация – разговор с самим собой, с собственным отражением в речной воде, где охлаждаются чекушки. Наедине с чекушкой и со зрителями. Текст Довлатова выигрышный, репризный, афористичный, а подается совсем не репризно, буднично, афористичность разумеется никуда не исчезает, содержится, но в свернутом виде. Интонация нетвердая — живая и неопределенная, мерцающая – и не исповедь, и не ирония, и не сатира, и не юмор – но всего понемногу.

Разрозненные заметки, размышления Довлатова (и Пушкина), Качанова (и Женовача) о нашей жизни, о нашей стране, о творчестве, о мужском «веселии Руси» и женском одиночестве.

Все остальное выстроено вокруг центрального героя, как Пушкиногорье вокруг Пушкина :

— Литературная композиция. Она ведет от Довлатова к Пушкину и через строку финального стихотворения «по прихоти своей скитаться здесь и там» уводит героя в эмиграцию.

— Сценография с явно выраженными тремя пространственными осями. Первая и главная, мужская — со сцены в зал (мостки), вторая, женская — из кулисы в кулису (горбатый мостик) и третья вертикальная на протяжении двух действий до самого финала заданная только одной точкой – белой маской Пушкина висящей как фонарь или как луна в небе и только в финале маска поднимается, исчезает и тут же возвращается в растиражированном виде, одинокая русская луна превращается в праздничные американские звезды.

— Ансамбль молодых актеров (мужской в первом акте, женский во втором). Особенно приятно было увидеть четвертое поколение женовачей, пополнившее труппу в этом году. Девушки украсили оранжевое ожерелье пушкинисток на горбатом мостике. А мужская часть курса выступила самостоятельным ансамблем, представив группу алкашей. Наиболее эффектно вышла комическая пара друзей-собутыльников Пат и Паташон – Дмитрий Матвеев и Александр Медведев. И также очень органично сыгран отдельный и самый мужской герой – товарищ милицАнер (Никита Исаченков).

Тут я вспомнил, как ставил «Заповедник» Константин Богомолов. Тоже хорошо, но совсем по-другому, более отстраненно и обьективно (Женовач и Качанов раскрыли ситуацию и персонажа изнутри) более жестко и сатирически ( в СТИ даже мат ухитряются подать мягко) и Павел Ильин там сыграл настоящего особиста, не молодого милицанерика. А вот с главным героем получилось наоборот, Дмитрий Куличков был очень хорош, но здесь получился персонаж просто другого калибра – глубже, шире, тяжелее. Возраст имеет значение.

Читать оригинальную запись

Читайте также: