«Слуга двух господ» К.Гольдони в ШДИ, реж. Константин Мишин

В отличие от предыдущих двух премьер ШДИ, Крымова и Яцко, выхода постановки Мишина я ждал не без опаски еще и потому, что предыдущее мое зрительское соприкосновение с пьесой Гольдони, после фантастического во всех смыслах Жолдака или мало-мальски терпимого Левитина, обернулось настоящим фиаско — довелось глянуть «Слугу двух господ» приглашенного из Италии режиссера Луки Ронкони на сцене филиала Малого театра, и это было, по совести сказать, колхозное порно, особенно угнетающее вкупе с бурными восторгами целевой аудитории. Против всех ожиданий и предубеждений постановка Константина Мишина скорее порадовала, хотя подобного рода «радости», без подтекста и вообще без особой смысловой нагрузки, «удовольствие» от чистой театральной, где-то импровизационной игры, я воспринимаю в принципе с трудом, и на третьем часу (без антракта) действия холостой ход шутливой фантазии режиссера меня, сознаюсь, притомил.

Тем не менее этот «Слуга двух господ» сделан со вкусом и весело, легко, азартно сыгран преимущественно молодыми, что тоже приятно, артистами. Самый возрастной участник ансамбля — собственной персоной Константин Мишин, взявший на себя роль «комического старика» Панталоне и неплохо с ней справившийся, при том на прогоне было слишком заметно: режиссер так много работал с другими исполнителями, что на себя как артиста обратил меньше всего внимания и «доделывать» свою роль ему предстоит непосредственно на премьере или уже после. Очень точно попала, не прибегая к травести-приемам, в главную женскую роль Алина Чернобровкина — Клариче не пытается изображать мужчину для пущего комедийного эффекта, пользуется скорее «акварельными» красками, в связи с чем образ получается не фарсовым, а лиричным, отчасти напоминая Виолу из шекспировской «Двенадцатой ночи». Хорош и энергичный, брутальный Флориндо-Рустам Эйвазов. Нелеп, но отчасти и трогателен лопоухий незадачливый «жених» Клариче — инфантильный, а пытающийся с сундуком игрушечного оружия «косить» под гангстера-мафиози Сильвио-Иван Орлов. И совершенно поразил меня Дмитрий Репин — его Труффальдино вроде бы невысок и невзрачен, но прям-таки «горит на работе», чудеса до чего техничен, пластичен (и интонационно тоже), вот он-то рядом с лиричной Федерико-Беатриче смотрится как настоящий «масочный», фарсово-площадной персонаж, а внутренние монологи в первых сценах Труффальдино адресует к «мраморному» ренессансному бюсту.

В архитектуре сценографии фанерные «ренессансные» аркады, словно продолжающие интерьеры ШДИ, и жестяной задник сочетаются с увеличенной репродукцией гравюрного изображения «Адама и Евы», с гирляндами искусственных вьющихся растений — в общем, оформление непритязательное и не «концептуальное», но «по картинке» выходит достаточно эффектно. Главное, что Константину Мишину здесь удалось (а удается не каждый раз) органично соединить свои пластические, хореографические этюды с драматическим мизансценированием: спектакль вышел динамичным, но без избыточной суеты, подробным, но не перегруженным деталями. Остроумно придумано пантомимическое решение эпизода с подачей «обеда», где тем или иным «блюдом» выступает каждый из персонажей комедии. Правда, почти на два с половиной часа запаса придумок, по-моему, все же не хватает, а если к финалу режиссером припасена «печалинка», то она проявляется слабо, да и выглядит несколько «дежурной», как бы «обязательной», логически из действия не вытекающей, просто обрывающей подзатянувшееся представление будто на полуслове.

Читать оригинальную запись