«О-й. Поздняя любовь» реж. Дмитрий Крымов, ШДИ, 4 ноября 2017

К стыду своему, я Крымова лишь начинаю. Сначала жаба душила (билеты на его спектакли относительно дороги). Потом мне показали прогон «БеЗприданницы» — и Ой! Жаба как-то внезапно отпустила.

Признаться, я все же ждала более жизнеутверждающего спектакля, чем получила. Несмотря на то что Крымов украшает действие вызывающей, яркой и смешной театральностью, «Поздняя любовь» — это жесть! Жесть — брежневские брови героини и ее изуродованная речь, внезапные выстрелы в зал, электрические разряды, драки без правил, угольная пыль (Крымов говорил, что любовь в этом мире — как бабочка, залетевшая в угольную шахту).

Но главное, конечно, персонажи. «Маленькие люди» (Людмила и ее отец) показаны трезво и жестко, без всякой идеализации. Они никому не нужны и никого не могут осчастливить своей любовью. Главное чувство, которое они вызывают — жалость, смешанная с брезгливостью. И от этого чувства делается не по себе, потому что понимаешь, что оно… неправильное, что перед тобой — люди, сохранившие в себе искру человеческого тепла, а это по нашим временам уже немало. Отец и дочь трогательно привязаны друг другу, но их бытовая глупость и слепота вызывают раздражение, с которым трудно бороться.

Да и волю к жизни проявляют не они, не влюбленный дурачок Дормедонт и не красавчик Николай, а две бой-бабы: хозяйка Фелицата и вдова Лебедкина — недаром их играют молодые мужчины (а отца Людмилы и его делового партнера купца — женщины).

Никакого хеппи-энда ожидать не приходится, хотя Островский его предполагал. Даже совершив благородный поступок, «жених» Николай делает попытку убежать из-под венца, а когда не удается, стреляется. И в конце концов выходит, что именно он вызывает хоть какую-то симпатию — игрок, неудачник, пьяница с красными вампирскими губами. И от этого тоже не по себе, ощущаешь несправедливость мироустройства и собственную несправедливость.

Очень понравились актеры: прекрасная Мария Смольникова снова поразила (как она владеет сцен-речью — особая песня!), остальные тоже хороши, особенно в движении — в драках и танцах. На поклонах снова была попытка (как и после «БеЗприданницы») снять танцами горькое послевкусие.

Читать оригинальную запись

Читайте также: