Любовные письма-2

.
«ПИСЬМОВНИК», Н.Лапина, ТЕАТР «МАСТЕРСКАЯ», СПб, 2015г. (9)

Очень хороший спектакль, такой нормальный спектакль «про жизнь».
Может быть для инсценировки романа Шишкина «нормальный» не самая лучшая характеристика. Многослойный текст нормализован, выпрямлен до линейного повествования, литературная игра ушла на периферию, но игра актеров и конструктивная режиссура скомпенсировала потери. И проза Шишкина звучит и запоминается («Ветка в бутылке с водой пускает корни. Им не за что ухватиться, и они начинают цепляться друг за друга.»)

Другой роман Шишкина «Венерин волос» был поставлен в Мастерской Фоменко более вычурно и этим ближе к форме первоисточника ( http://lev-semerkin.livejournal.com/707533.html ). «Письмовник» тоже ставили в театре – МХТ (http://lev-semerkin.livejournal.com/413717.html ), постановку Брусникиной я вспоминал в антракте, но вспомнил только исполнителя главной мужской роли (Александра Голубева), все остальное стерлось, постановка была проходная — еще один «спектакль с книжной полки».
В итоге петербургский «Письмовник» оказался лучшим спектаклем из трех шишкинских, что я видел.

Но вообще-то я больше не о шишкинских спектаклях думал, а о «Любовных письмах», которые смотрел совсем недавно (https://lev-semerkin.livejournal.com/748299.html) . Случайное соседство двух спектаклей Мастерской в московской фестивальной афише объединило две истории любви (несостоявшейся, оставшейся в письмах). И там и там прекрасный, очень живой дуэт главных героев (сколько же в молодой труппе Мастерской таких дуэтов можно составить, думаю не один десяток).
«Письмовник» больше, шире. Эти любовные письма сыграны в сопровождении слаженного театрального хора. У хора есть корифей, вагоновожатый, «дядька» среди молодых учеников Козлова – Андрей Шимко. Хорошо помню этого эксцентричного актера в спектаклях Андрея Могучего – другая школа и это чувствуется, он играет здесь несколько самых возрастных и характерных ролей и в его остром пластическом рисунке театр ближе всего подходит к непростой шишкинской прозе.

Все актеры, кроме двух главных играют по несколько ролей, уходят и тут же появляются на подмостках в новом обличии.
Отдельно надо сказать про декорацию, это в буквальном смысле подмостки, сделаны из деревянных ящиков – традиционный театральный вертеп, несколько ярусов с множеством окошек-секций. Это придает постановке по новомодному Шишкину несколько старомодный характер. Что совсем не плохо, ведь речь идет о старых временах.

После антракта особенно заметно как расходятся две линии спектакля, мужская военная и женская гражданская. Он так и остается молодым и кажется изначально не предназначен к тому, чтобы стать взрослым, его история уходит в экзотическую дымку — колониальные войны, Восток, офицеры в белых кителях, китайские соломенный шляпы, жестокость и созерцательность.
А она сильно меняется — возраст сыгран очень убедительно, сияющие яркие глаза в первой части и тусклые в последних сценах и весь ее облик становится таким тусклым, ординарным.
Его история приподнимается — прекрасным романтическим контрапунктом к основной любовной линии проходит трогательная история любви француженки и переводчика каллиграфа (Алёна Артёмова и Андрей Емельянов). И с каждым письмом он приближается к гибели, уже заранее известной.
Ее история заземляется, тонет в бытовых подробностях. И с каждым письмом приближается к одиночеству, к «зимней слонихе».

Люди рожденные быть вместе и порождать новые поколения разлучены судьбой, историей, временем, пространством. Они проживают свои жизни врозь и проживают их так неправильно, несчастливо – он на войне, где убивают, она в больнице, где делают аборты.

Читать оригинальную запись