«Дядя Ваня», реж. Ю. Бутусов, театр им. Ленсовета, гастроли на Биеннале театрального искусства

Небо без алмазов.

То, что мы видим, вполне можно принять за склеп (в тексте АП есть это слово). За каждой дверью покоятся тела, наверху подписано, где чье. Вафле не повезло больше всех — безымянная могила с затертой надписью. А в пространстве сцены маются и мыкаются души — как в клетке (она же — семейное «гнездо»).

Души сохранили гендерную принадлежность. Женщины — две птицы: Соня — черная, хлопает обрезанными (или невыросшими) крыльями, тыкается в углы клетки — как галчонок. Елена — райская птица, меняющая перья, мелкая, но хищная, подставляет лицо и руки солнцу, воздуху, любуется собой. Но тоже временами бьется о стены, падает.

Мужчины… Астров сам себя называет старым воробьем, но силы и ума ему еще хватает, дядя Ваня — измученный трудом, горбатый, весь в муке, Вафля — подранок, не желающий умирать. Профессор — старый стервятник в красных носках, особенно похожий на птицу во время своей речи, когда снимает с себя кучу одежек.

Страна наша, потерявшая бОльшую часть лесов и в связи с этим ожесточившаяся нравами — АFRICA.

Когда Соня крушит «гнездо», открывается бездонный холодный космос — небо безо всяких алмазов. Оттуда появляются случайными частицами и туда исчезают — души.

Подбор актеров очень точен — для той задачи, которая, видимо, стояла перед режиссером. Мигицко-Серебряков играет шикарно (в том числе — на воображаемом саксофоне), Новиков-Войницкий получил возможность не заигрывать со зрителями, не комиковать, роль очень серьезная. Не менее серьезная — у Астрова (Евгений Филатов), временами кажется, что это какая-то копия Бутусова, его сценическое альтер-эго (как и в «Комнате Шекспира»). Уже давно признанный выдающимся, режиссер, как правило, личное, лирическое начало выражает через «маленького человека» (с «большими усами»). По ходу дела Астров становится крепче, увереннее в себе — через отношения с Еленой, пусть и несложившиеся.

Елена (Наталья Шамина) — квинтэссенция женственности (если смотреть на это глазами мужчины), источник вдохновения (сама я таких женщин терпеть не могу, но это не важно). Соня (Ольга Муравицкая) — страстное и сильное существо (эх, а Астрову она на фиг не сдалась!) Вездесущий Вафля (Сергей Перегудов) по большей части работает пластикой, его роль — второстепенная, но и у него своя несчастная история. Больше — никого: ни маман, ни няни (ее реплики произносят другие), их души, видимо, еще раньше пропали из эфира.

PS Спектакль шел на площадке МТЮЗа, а параллельно в кинотеатре КАРО Октябрь показывали прямую трансляцию. Попробую понять, кому из зрителей повезло больше.

Читать оригинальную запись

Читайте также: