«Волшебная гора» реж. К. Богомолов, Электротеатр Станиславский. Премьера. 4 октября 2017

Тот случай, когда спойлер прям-таки необходим — иначе нетерпеливые зрители будут думать, что все полтора часа спектакля их ждет лишь надрывный кашель и несколько стихотворений в исполнении Елены Морозовой. Не только! (на этом спойлер заканчивается).

О спектакле вот что. Думаю, почти у всех тех, кто дожил до зрелого возраста (а на молодежь рассчитывать здесь бессмысленно), есть близкие или знакомые, умершие от рака легких или страдающие им сейчас. Кашель из-за кулис, который встречает входящих в зал зрителей, ассоциируется именно с этим (а не с туберкулезом, как при Томасе Манне). Когда пережившие утрату снимают об этом фильмы, создают спектакли, пишут книги (мой сын писал) или просто, не переставая, говорят о пережитом — это очень эффективный акт психотерапии. Но для воспринимающей стороны смысл происходящего не столь очевиден. Возможно, каждый решает проблему восприятия спектакля по-своему.

Лично я закрылась, так как бередить воспоминания 12-летней давности было не время и не место (среди нарядной публики, пришедшей на премьеру модного режиссера — уж точно не место). И тогда полезли в голову мысли, не имеющие отношения к искусству: о том, кто кашляет-надрывается за кулисами (надеюсь, это запись), о тех, кто сдерживается изо всех сил, чтобы не раскашляться в зале, так как возникнет комический эффект… Ну и о том, что среди зрителей наверняка есть больные-обреченные, и уже знающие об этом…

Поскольку каждый судит в меру своей испорченности, у меня возникло впечатление, что создатели спектакля решали с его помощью (и с помощью зала, разумеется) свои проблемы, а всякие эросы-танатосы, Томас Манн, безупречная сценография Ларисы Ломакиной, безупречная Елена Морозова и ставший в последнее время дико харизматичным Богомолов — это красивая обертка, видимость спектакля. Впрочем, что есть спектакль сегодня?

Читать оригинальную запись

Читайте также: