Страдания молодого Зилова

«Утиная охота» Вампилов Александр. Театр им. Ермоловой. Реж. Марчелли Евгений. (премьера 21.09.2017).
Утиная охота; 7

С «Утиной охотой» главная проблема – как и зачем ее сейчас ставить. Как оторвать ее от времени? Почему Зилов такой? Пытаться сейчас воспроизвести настроения и ощущения советского времени 1960-1970 годов невозможно. Да и фильм с Олегом Далем уже закрыл такое прочтение пьесы навсегда. Тогда о чем? Владимир Панков недавно в своей «Утиной охоте» предложил очень жесткий взгляд на Зилова. Он действительно подонок, не вызывающий сочувствия и оправдания обстоятельствами времени. Правда, не удалось объяснить, почему он такой. Зло есть зло, и все тут.

Евгений Марчелли остается верным себе – он ставит, как всегда, спектакль о мужчинах и женщинах. Есть молодой мужчина, ему в жизни неуютно, никаких смыслов и наполнений жизни нет, вот он и пытается зацепиться за женщин, чтобы хоть как-то существовать. Разговоры об охоте, это разговоры ни о чем. Не нужна ему эта охота. Он там не становится свободней, это не бегство к себе, это просто болтовня. Зилов не вампиловский стрелок, он марчеллиевский ходок. Про уток он ничего не знает, а вот как себя вести с женщиной, он дает мгновенные точные инструкции («сначала пообещайте озолотить, потом, жениться, потом убить, именно в такой последовательности»). Его утки — это женщины, его охота – это интрижки, романы. Спектакль начинается выходом трех женщин и заканчивается их выходом, только в финале они уже совсем приняли облик размалеванных и всклокоченных ведьм. Три ведьмы Зилова. Три вечные мужские ведьмы — жена, любовница для свободного секса, девушка-мечта. Смысл его существования, границы его мира, проклятие его мира. Спектакль получился про «страдания молодого Зилова». Молодой мужчина пытается упорядочить свои отношения с женщинами. Но он к тому же еще, как и один из героев «Я шагаю по Москве», просто нервный. Такой взгляд на пьесу понижает градус внутренней драматургии. Марчелли ставит очередную вариацию «Платонова» только сильно попроще. Стильно, но проще. И актерская команда играет это также сильно проще, без того накала, который бывает в спектаклях Марчелли. Иван Янковский (Зилов) слишком спокойный по характеру. Он пытается изобразить неврастеника, но внутреннее спокойствие каждый раз мешает этому. Кристина Асмус (Галина) и Дарья Мельникова (Ирина) не до конца определились не только в том, что делать с Зиловым, но и с собой. А актерским открытием стала Анна Воркуева (Вера), отличная работа, азартная, точная. Но эволюция интерпретаций «Утиной хоты» символичная – от разборок со временем, в котором живешь, до разборок с женщинами, с которыми живешь.

Читать оригинальную запись

Читайте также: