О коррупции и о борьбе с коррупцией

Николай Гоголь «Ревизор. Версия» в Театре Et Cetera, режиссёр Роберт Стуруа, 2017

Выдающимся деятелям российского баблодвижения И.Улюканину и А.Сечинову посвящается

Обозначенная в названии версионность спектакля заключается в двух фишках:

1) в неожиданном и необычном распределение ролей: Хлестаков – Калягин, Городничий – Скворцов.

2) в сжатии этой хрестоматийной истории, в ней всё схлопнуто до главного, до основополагающей формы движения бабла в России – взятка, и связанных с этим процессом рисков. История развивается стремительно, и вся укладывается в полтора часа: плохие вести – страх – ревизор? – ВЗЯТКА – отъезд ревизора – ревизор! – немая сцена. Всё точно по Гоголю.

Городничий – энергичный управленец вип-уровня, лет сорока, вся его команда топ-менеджеров – совсем молодые люди, кроме судьи, тот видимо – наследие прежнего режима.

Хлестаков – обезноженный парализованный старик в маразме, передвигается он лишь в инвалидной коляске, говорит слабым кукольно-мультяшным голосом. Его хвастовство дружбой с Пушкиным, сочинительством романов и т.п. – это всполохи маразмирующего угасающего сознания, а инцидент с ухаживанием и сватовством к Марье Антоновне эквивалентен аналогичному эпизоду в «Дядюшкином сне» Ф.Достоевского.

Ключевое событие спектакля – взятка. На сцене появляется тот самый знаменитый улюкаевский кожаный саквояж. В него Городничим и чиновниками закладываются деньги, не в полиэтиленовой упаковке, а россыпью, пачками, маркированы ли они специальным раствором – неизвестно. Портфель передаётся ревизору Хлестакову, и он, торопясь уехать, его забывает, но выручает преданный косноязычный Осип, он возвращается и забирает. Есть во всех этих манипуляциях какая-то тайна – то ли Кафка это, то ли быль. Разгадка приходит в самом финале, по высочайшему повелению.

Читать оригинальную запись

Читайте также: