«Ближний город» Марюса Ивашкявичуса

Не обсуждаю сейчас рижский спектакль Кирилла Серебренникова, показанный на «Территории». Но все же мне кажется, что пьеса Марюса Ивашкявичуса «Ближний город» многое теряет от того, что по каким-то причинам ушел контекст, ради которого она была написана.

А именно, строительство уникального восьмикиллометрового моста, соединяющего Мальмё и Копенгаген. Абсурдистские диалоги королевы Швеции и королевы Дании, а также брутальные взаимоотношения постаревшего потасканного шведа, плохиша Карлсона, отловившего в море изможденную андерсеновскую Русалку. Все эти, теперь отсутствующие сцены давали пьесе более веские, более глубокие мотивации.

Один из козырей драматурга Ивашкявичуса — это местничество, работа с локациями, топонимикой. У него густота пространства, чувство почвы — в крови. Он драматург, плотно сидящий в национальной квартире и тем и ценный. Быть может, он вообще единственный такой сегодня среди первачей. Абстрактное мышление к его драматургии, на мой вкус, прививается сложно.

Читать оригинальную запись

Читайте также: