Театр как искусство манипуляции и убеждения

Мольер «Тартюф» Театр Мастерская, режиссёр Григорий Козлов, 2016

Феномен этого спектакля в том, что он совмещает в себе две театральные концепции – классическую и современную модернистскую, но никоим образом не пост- и не постпост-. Начало классическое, даже классицистское, артисты играют «Tartuffe», играют на французском (в программке указан репетитор по французскому языку, русские субтитры транслируются), потом переходят на русский, при этом французская лёгкость, изящество и чёткость произношения текста, богатство интонаций сохраняются, и спектакль выглядит как французский классический вербальный театр. Декорация, представляющая собой поворотный круг с размещёнными на нём актёрскими гримировальными столиками, подчёркивает игру русских артистов во французский театр. В блестяще интонированных потоках текста вдруг обнаруживаешь, что почти все диалоги в этой пьесе – это бесплодные попытки родственников-домочадцев убедить Оргона и успешное манипулирование Оргоном со стороны Тартюфа. И Тартюф, и его противники прибегают к театральным приёмам, и этот театре_в_театре являет модернистскую сторону спектакля. «Театр» Тартюфа зрелищней, он музицирует, принимает эффектные позы, держит глубокомысленные паузы, и потому он результативней, а «театр» домочадцев традиционен, его «актёры» лишь подгримировываются, причёски/парики и платья перед своими столикам меняют, а вообще это — театр слова, а просто слова – малоубедительны. Успех к антитартюфному «театру» приходит, когда его участники придумывают режиссёрскую экспликацию к ключевой сцене пьесы – «Оргон подслушивает под столом», и разыгрывают её. Что происходит во время этой сцены с Оргоном можно видеть на его искажённом болью и страданием лице, и на трёх экранах на сцене, там идёт финал «На последнем дыхании» Годара – преданный своей любимой, смертельно раненый Мишель Пуакар бежит и бежит, бежит и … падает замертво. Оргон, преданный своим любимцем, тоже ранен, смертельно. Когда вся эта коллизия волею всевидящего государя разрешится, и будет объявлено о наказании виновного и о награждении невиновных и пострадавших, смертельно раненый Оргон падает, он лежит на сцене в позе мёртвого Пуакара, поджав под себя одну ногу. Он убит, убит смертельным искусством манипуляции. Он потом, конечно, поднимется, ведь это всего лишь театр, но театр убедительный.

Читать оригинальную запись

Читайте также: