«Москва-Петушки» В.Ерофеева, театр «Мастерская» п/р Г.Козлова, СПб, реж. Григорий Козлов

Лично мне козловская «Мастерская» — театр неблизкий, в моем понимании он чересчур зациклен на «литературности», причем, в отличие, скажем, от Женовача, при внешнем сходстве методов нацеленном на открытие в материале новых смыслов и даже скрытых сюжетов (может быть по спектаклю «Москва-Петушки» в СТИ это заметно в меньшей степени, чем по другим постановкам недавнего времени), у Козлова текст не деконструируется, не вскрывается каждый раз заново, но всего лишь более или менее ловко «аранжируется» — для меня этот тип театра морально устаревший и малоинтересный. В этой же конкретно работе внимание привлекло участие Евгения Перевалова — питерского актера, но сейчас много задействованного у Богомолова (начиная с «Мушкетеров» и далее в «Сентрал Парке», в «Драконе»). Перевалов играет Веничку, а его единственной, не считая музыкальных инструментов, партнершей выступает Алена Артемова, и вот эта актриса — настоящее открытие для меня. Совершенно потрясающе сменяя один образ на другой при минимальном использовании внешних деталей, аксессуаров (да и какие там детали: ну вязаная шапочка, ну парик, ну аккордеон…), она выступает и за Митричей, и за ангелов, и за пострадавшую от Пушкина-Евтюшкина беззубую бабу. Музыкальное оформление, которое она же обеспечивает (помимо упомянутого аккордеона на сцене рояль, пианино; само собой, арфа; используются также подобия флейт…) выполняет в спектакле особую функцию, но узнаваемые мотивы из классической музыки нигде не разрастаются до шлягерных «вставных» номеров, равно и давно растасканный на афоризмы текст ерофеевской «поэмы» не превращается в набор скетчей. В отличие от еще одного, сходного с «Москвой-Петушками» по формату, спектакля «Мастерской» на основе «Записок юного врача» Булгакова с участием Максима Блинова — эта постановка не подобие «театра эстрады»; Перевалову, который, может, и не открывает в герое Ерофеева чего-то совсем уж небывало нового, удается уйти от «репризности» отдельных фраз (единственный на моей памяти случай, обычно, наоборот, ее подчеркивают, сознательно эксплуатируют) вплоть до самого финала, будто подвисающего в воздухе многоточием, на восходящей интонации. В остальном спектакль для «Мастерской», насколько я могу судить, вполне типичный, традиционный. Оформление нехитрое (стремянка, колокольчики), текст аутентичный, актеры «классической школы», никакого «постмодерна» и «постдрама», за что поклонники «Мастерской», вероятно, ее и обожают.

Читать оригинальную запись

Читайте также: