Между «жги» и «отжигай»

«Маленькие трагедии». Пушкин Александр. Гоголь-центр. Реж. Серебренников Кирилл. (Премьера 15.09.2017)
Маленькие трагедии; 4

Премьера спектакля Кирилла Серебренникова «без» Серебренникова, без присутствия режиссера. Все четыре трагедии – «Моцарт и Сальери», «Скупой рыцарь», «Каменный гость», «Пир во время чумы». В прологе «Пророк» — «глаголом жги» (призыв «жги» сопровождает все действие), в эпилоге – очень понятное по ситуации пронзительное пушкинское «Предчувствие» («Снова тучи надо мною собралися в тишине; рок завистливый бедою угрожает снова мне… Но, предчувствуя разлуку, неизбежный грозный час, сжать твою мой ангел руку, я спешу в последний раз»). Между трагедиями промелькнут отсылки к «Сценам из Фауста» («Мне скучно, бес…), эротические и шаловливые стихи («Орлов с Истоминой в постели….), и «19 октября», и «Вакхическая песня», и «Была пора…», и «Дар напрасный, дар случайный…». Пушкинский стих перемежается рэпом рэпера Хаски. Трагедии помещены во внешне современный антураж, а «Пир во время чумы» это сольные номера сумасшедших в Доме престарелых (ветераны театра Гоголя во главе со Светланой Брагарник и Ольгой Науменко). Спектакль начинается со «жги», но очень быстро переходит в «отжигай», достигая апогея стёба в «Каменном госте». Попутно с переходом от «жги» к «отжигай» теряется местами и «глагол» («глаголом жги»), пушкинский стих произносится кусками, он больше проявляется проекцией титров на стены действия. Пушкинский текст погрузили в среду стёба и рэпа, есть единство формы, но оно не привлекательно, а смыслы в форме растворились и, во многом, травестировались. Есть энергия и азарт команды, есть сольные номера (Никита Кукушкин, Виктория Исакова, Семен Штейнберг), но глагол не жжёт. А Кирилл Серебренников все-таки вышел на аплодисментах со всей командой, он виртуально стоял на сцене вместе со всеми.

Читайте также: