История жертвы, или Житие святого

Николай Островский «Как закалялась сталь» Балтийский дом, режиссёр Анатолий Праудин, 2017

Это не традиционная пафосная инсценировка романа о правильном коммунисте, которая могла бы появиться во МХАТе имени Горького к 60-летию или 70-летию Великой Октябрьской Социалистической революции, и не стёб над соцреалистическим каноном в МХТ имени Богомолова образца 2017 года, это – аналитический театр Праудина, тот театр образного анализа и размышления, что он начал строить в «Семье» по Льву Толстому, только там, в малом зале, аналитическому разбору подвергалось явление семейной жизни, здесь, на большой сцене – феномен революционера, отдавшего свою молодую «жизнь и все силы […] борьбе за освобождение человечества».

В левой части сцены – большой стол, типа президиумного, за ним восседают учителя, сначала учителя старой жизни – поп, полицейский и капиталист. В центре сцены – наши герои, молодые рабочие, среди ни – Корчагин, они работают, их жизнь – работа, работа тяжёлая и грязная. Учителя их учат. Учат правильному – вере, порядку и экономике. Учебные материалы звучат актуально, особенно про зарплату и ценообразование: «Вы хотите большую зарплату за свою работу? Но ведь вас никто не заставляет работать за те деньги, что я вам плачу. Я просто покупаю ваш товар, вашу рабочую силу. Вы ведь когда хотите купить хлеб, вы выбираете магазин, где хлеб подешевле, так и я плачу минимальную цену».

И тут случается революция, она происходит очень быстро: спускается сверху фотопортрет царской семьи, висит несколько мгновений, появляется революционный матрос Жухрай и сминает, срывает портрет – всё! Царя больше нет! Революция! На президиумское место приходят новые учителя, их типажи – старый большевик, рабочий-ветеран и революционер из эмиграции, изображают их те же артисты, что играли прежних наставников, новые учителя учат новому – свободе, справедливости, равенству, братству. Новые учителя оказываются и вождями-руководителями, они направляют молодых рабочих на очередные участки борьбы за светлое будущее – на гражданскую войну, на продразвёрстку, на борьбу с бандитизмом, на строительство узкоколейки. Сценический материал «закалки человеческой стали» – это строительные носилки и тачки, из них сооружаются и крепости, и тачанки, и заводы, и железные дороги, когда учителя дают команду создать новое искусство, на днищах деревянных носилок возникают портреты бойцов и борцов за новую жизнь, комсомольцев в будёновках. Спектакль образный и динамичный – всё время кипит работа и борьба, при помощи носилок и тачек строится светлое будущее, учителя-руководители лишь ставят задачи и констатируют сложнейшие условия – «Для спасения города – строить узкоколейку. Шпал нет и не будет. Смены не будет. Появилась банда петлюровцев», и когда в пекло этой беспощадной стройки бросаются носилки с портретами-ликами комсомольцев, этим театральным символом обозначается цена строительства новой жизни – здоровье и жизнь её строителей. Вопрос зачем? – Зачем они это делают? Зачем отдают свои жизни? – безусловно возникает. Они – жертвы демагогического учения, вложенного в их головы учителями? Это основной вопрос, поднимаемый спектаклем, его озвучивает Тоня, возлюбленная Корчагина, а Павка молчит, он один из самых молчаливых героев спектакля. Ответ проявляется в финале, к завершению строительства узкоколейки, самой тяжёлой и смертоносной стройки, её комсомольцы строят из носилок, скрепляя их ручками друг с другом, и прикрепляя верхний ряд к штанкету, который медленно-медленно поднимается, а когда всё это сооружение поднимется, то окажется, что узкоколейка это – деревянный иконостас с ликами комсомольцев на носилочных днищах. История мучеников и жертв революционного строительства превращается в житие святых, отдавших жизнь свою за веру, веру в светлое будущее.

Читать оригинальную запись

Читайте также: