Боже царя храни

«ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ», Дж.Ди Капуа, СПб, 2014г. (4)

Начинается очень хорошо, символично – в старинной фотолаборатории, в полутьме (точнее говоря при «революционном» красном свете, только при таком соответствующем свете могут проявится лица народовольцев, революционеров далекого прошлого нашей страны), человек старорежимного вида с совершенно неактерской внешностью и речью (и на самом деле не актер – врач Андрей Жуков) вводит в курс дела. Подлинные вещи, подлинные фотографии, он читает письма Льва Толстого и интонация подлинная, тихая, старорежимная. И прошлое проявляется.

И дальше, когда зрителю проходят в комнату, они видят стол под абажуром, старинные вещи, слышат бой старинных часов и слушают подлинные тексты, но актеры все молодые и интонации другие, много актерства и все с притопом, да с прихлопом, не просто говорят, а выступают, исполняют — то нараспев, то речитативом, то поют. И поют громкими голосами, не для комнаты, для зала. Театральная форма подачи совсем не соответствует документальному материалу, который подобран хаотично, путем ковыряния изюма из исторической булки.

Уместно вспомнить «Казнь декабристов» Гинкаса, где обошлись без театральщины, без вокализации, зато с подлинной страстью исследования — «а как же все происходило на самом деле?». И не ограничились перечислением самых интересных моментов через запятую, а попытались расчистить от наслоений и показать в действии работу органического исторического механизма, никем и не чем не очаровываясь, ни на чью сторону не становясь, дать слово и императору и мужику и разнообразным очевидцам, противоречащим друг другу.

— А чем закончить спектакль?
— Ну поставьте какую-нибудь музыку
Старик опешил.
— Что же мне поставить?
— Уж во всяком случае не «боже, царя храни!»

Зрители, разумеется, расходились под «Боже царя храни».

Читать оригинальную запись

Читайте также: