«Безумный день, или Женитьба Фигаро» П.-О.Бомарше, Казанский театр русской драмы, реж. А.Славутский

Когда-то «Женитьбу Фигаро» Богомолова, где заглавную роль играл Сергей Безруков, ныне на вверенных ему губернских подмостках принимающий коллег из Казани, просвещенная критика охарактеризовала, и небезосновательно, как «провинциальную музкомедию». К «Женитьбе Фигаро» Славутского такая формулировка подошла бы куда больше, но что для Богомолова стало неожиданным провалом и редкой, во многом вынужденной на тот момент данью безвкусице, по нынешним казанским, а вслед за ними и московским стандартам, и на взгляд тех, кому духовные святыни дороже и вкуса, и интеллекта, и элементарного здравого смысла, легко сойдет за триумф и эталон.

Опереточный формат воспроизводится здесь осознанно и буквально — струнный ансамбль наяривает из импровизированной «ямы», артисты же со сцены порой распевают куплетцы. Фигаро в постановке Александра Славутского играет Илья Славутский, и он же, если не ошибаюсь, играл Глумова в «На всякого мудреца довольно простоты», который из Казани привозили несколько лет назад — по крайней мере внешне я бы того Глумова от этого Фигаро даже и при непосредственном сравнении не отличил бы, не то что спустя несколько лет. Между водевильными ужимками и пафосными монологами казанский Фигаро порой вдруг принимается читать стихи, добирая пафос лектора из райцентра, приехавшего с выступлением в красный уголок сельской библиотеки (колхозников он просвещает виршами из карманной хрестоматии от Шелли до Вс.Рождественского). Марселина (Светлана Романова) и Бартоло (Геннадий Прытков) были бы хороши в таком виде, а их работу следовало бы признать филигранной, и точно найденным — имидж (особенно девичьи «хвостики» под шляпкой перезрелой горе-невесты), изображай они что-то подобное в пьесе «Любовь и голуби»; для «Женитьбы Фигаро» это, с одной стороны, грубо, с другой, старомодно. Графиня с манерами купчихи (Елена Ряшина), дебелая Сюзанна (Славяна Кощеева, и правду сказать, хозяйку со служанкой немудрено спутать и без переодеваний, госпожа еще и сто очков даст вперед камеристке по вульгарности), облезлый Керубино (Алексей Захаров) тоже, как сейчас принято говорить, «доставляют».

Но тянет на себя одеяло даже не Илья Славутский-Фигаро, а его основной антагонист по сюжету Илья Петров-Альмавива: омерзительные кривляния графа, чересчур «опереточного» в своих ужимках даже и для настоящей музкомедии, а не то что для претендующего на некий уровень драматического театра — самое отталкивающее в спектакле (не считая совсем уж убогих танцев — хореограф Сергей Сентябов), но в то же время и самое занимательное для его целевой аудитории.

Ну а в целом — довольно презентабельное внешне зрелище — недавно по случаю «Лукреции Борджиа» от «Комеди Франсез» я вспоминал про Веру Ефремову и Александра Славутского как достойных конкурентов парижанам за сердца, души и умы обитателей здешних губерний, ну вот считай что сглазил. Причем кроме шуток — казанская «Женитьба Фигаро» на самом деле по уровню (в первую очередь затхлости и скуки, которые не перебить никакими примочками) не уступит парижской, которую «Комеди Франсез» привозила в Москву несколько лет назад, а всяко поживее и субтитры тут читать не приходится.

Читать оригинальную запись

Читайте также: