886, 887, 888, …

Компания «Ex Machina» | Спектакль: 887

”887”, Р.Лепаж, EX MACHINA, Канада, 2015г. (10)

Второй случай полного отключения времени на нынешнем Чеховском фестивале. Первый был на Тьере и это был театральный гипноз (сюрреалистический поток образов, монтаж цирковых аттракционов). А у Лепажа никакого гипноза, полная ясность сознания, рассказ о собственной жизни (детство, родители, соседи), вполне реалистическое повествование от первого лица с театральными иллюстрациями и ироничным подведением итогов.

Начинается незаметно, вроде актер с вышел с предисловием и потом оказывается, что актер уже играет, спектакль уже идет там на сцене. И также незаметно потом отключается время и вновь исчезает четвертая стена. В первый момент актер обращался в зал и он сохраняет эту интонацию рассказа зрителям до самого конца и даже усиливает ее в диалогах с мнимым собеседником-гостем (зритель который уже принял правила игры и стал адресатом невольно подставляет себя на место гостя, рассматривает квартиру и слушает ее хозяина) и потом во время сцены в баре, когда садится к залу спиной и сам становится зрителем, а значит и зритель подставляет себя на место посетителя. История вполне рядовая, частная, жизнь любого человека может стать предметом такого интересного, захватывающего рассказа, если ее раскажет театральный гений. Это не жизнь гения, это жизнь рассказанная гением. Человеком своего времени, своей страны, своего социального слоя, рядовым представителем и именно тем и интересным – левизной, национализмом, комплексом ущербности и комплексом исключительности.

Интерес содержательный дополняется интересом театральным: быстрая смена приемов и масштабов. Сочетание разных приемов и масштабов в одной сцене. Кукольный театр, видеопроекция, слайды и киноцитаты, театр теней. И все так спокойно, не аттракционно, совершенно без нажима. Ровная повествовательная ткань прорывается в двух музыкальных эпизодах и тогда сердце замирает, а душа раскрывается. Два эпизода отражают англо-французскую двойственность героя, жителя Квебека. Первый — когда пела Нэнси Синатра, а ты вспоминаешь песни своего детства (скажем, Майю Кристаллинскую), временнАя дистанция делает популярные песенки чем-то бОльшим. Второй, когда сосед играл ноктюрн Шопена. Классическая музыкальная культура превращает воспоминания памяти в нечто бОльшее, в воспоминания души.

Читать оригинальную запись

Читайте также: