«Пока наливается пиво» Е.Гришковца в ШСП, реж. Иосиф Райхельгауз

ШСП снова готовится переезду — сезон закрыли в ДК Серафимовича, возвращение на Неглинку предполагается через год, так что следующий опять на новом месте. «Пиво» я посмотрел еще на старом, где оно выпускалось несколько месяцев назад. Не первый опус в ШСП, построенный на текстах Гришковца и частично актерских импровизациях вокруг них, но здесь еще и самолично Евгений Гришковец выступает в образе всеведущего, всеблагого, но не в каждом случае всемогущего бармена. Помню, что как раз в ШСП, прежней, настоящей, на Трубной площади, впервые приходил на Гришковца — «Как я съел собаку», «Планету», «ОдноврЕмЕнно», тогда это было что-то действительно новое, был фурор. Сейчас Гришковец стал частью театрального, литературного, да и поп-культурного пейзажа, поклонников хватает, некоторые, наоборот, категорически не принимают Гришковца как факт и, если угодно, «как класс». Я не «категорически», но мне тоже трудно настроиться на его волну, да по правде говоря, и не очень хочется, это явно не моя волна.

Спектакль «Пока наливается пиво» меня интересовал скорее в плане структуры. Бар «Последняя капля» — не лучший и ну худший. Опытный бармен, простоватая официантка, читающая в свободную минуту книжки в мягкой обложке, и бармен-новичок, с которым Евгений (а многие персонажи выступают здесь под настоящими именами исполнителей) делится своими наблюдениями. Эти лирико-философские пассажи, адресованные, понятно, не персонажу, а публике, благодарный зритель готов воспринимать как откровения — я даже позавидовал такой открытости и к житейским мудростям, весьма банальным, если чуть вдуматься в них, и старым, не очень смешным (опять-таки на мой вкус) анекдотам. Посетителей дождливым вечером в «Последней капле» немного. Не употребляющий алкоголя, но требующий коктейлей без спиртного (типа «кровавой мэри без водки) завсегдатай — Владимир Качан — излагает свою гражданскую позицию и с несколько излишней навязчивостью требует того же от остальных. От двух раскрашенных девушек (Екатерина Директоренко и Даниэлла Селицка) — безуспешно, с ними легче находить язык бармен Гришковец, деликатно и очень успешно намекая (по просьбе официантки, не переносящей курения ни в каком виде), что пользоваться электронной трубкой — все равно что «сосать у робота».

Вообще внутренние микро-сюжеты, по форме близкие к эстрадным скетчам, по уровню к КВН (настоящему, из студенческой самодеятельности, а не профессиональному телевизионному, превратившемуся в бизнес), довольно бесхитростны, а их персонажи едва ли претендуют на психологическую достоверность, они построены на том или ином наборе стереотипов, не усложненных подробностями, но упрощенных до карикатуры. Престарелые евреи-эмигранты (Елена Санаева и Владимир Шульга), уставшие от засилья беженцев в своей Германии (сами-то они, видимо, считают себя истинными арийцами) откликнулись на призыв Путина и, прочитав в газете, что нигде евреям не живется лучше, чем в России, прибыли осмотреться — а еще один из постоянных посетителей «Последней капли» на глазах у персонала и окружающих «разводит» деда с бабкой, и веселый бармен Гришковец не вмешивается, попускает несправедливость — мол, каждому свое, а я всего лишь пиво наливаю. Хотя когда москвич Цой приведет молдавскую девушку (Александр Цой и Татьяна Циренина), тот же бармен закроет глаза на то, что у молодых флакончик тираспольского коньяка с собой, и даже предложит лимончик «от заведения» (старикам же за бутерброды с витебской колбасой сделал замечание). Двое друзей (Иван Мамонов и Вадим Колганов) обсуждают страны мира — один решил «валить» и выбирает куда, другой бывалый его консультирует — в духе: «может, Австралия?-туда зверушек не пускает, не сможешь привезти ни кошечку, ни собачку…-значит, теща с нами не поедет».

Про тещу, конечно, всегда смешно. Про коррупцию, пробки и свободу — уже не так, попытки гражданского активиста-трезвенника (все тот же Владимир Качан, уже отведавший безалкогольных мохито и лонг-айленда) завести пьяную компанию на эту тему успеха не имеют — хотя активисту делают скидку, что взять с непьющего. Как бы театр про как бы жизнь — затея в целевую аудиторию попадает точно, шуткам про тещу, которой не видать Австралии, и упоминанием о пробках из-за перекрытых ради правительственного вертолета автодорогах хлопают с одинаковым энтузиазмом. Немножко о вечном, чуточку о злободневном, то и другое на доступном языке и в рамках действующего законодательства. Под живую музыку — на клавишах Левон Оганезов, на саксофоне Владимир Остриков. В общем, морализаторство без морали — специфическое явление, и хочется его для себя осмыслить.

Хотя когда в финале появляется спецназ и объявляет «эвакуацию», кто-то из дальних рядов крикнул «спасибо, солдаты!», но тут Гришковец, уже успевший выйти из образа веселого бармена, крикуна поставил на место: мол, древние греки театр придумали для того, чтоб со сцены в зал говорили, а не наоборот. Поскольку спектакль уже давно играется и я читал отзывы с премьеры, для меня явление парней в камуфляже сюрпризом не стало и я не испугался, наоборот, я их ждал. Тем более что руководитель ШСП Иосиф Райхельгауз совместил закрытие сезона с празднованием своего 70-летия, которое двумя днями ранее уже отметил на гастролях в Одессе, а по возвращении устроил юбилей с гостями, включая Анатолия Чубайса и Евгения Герасимова, где наливалось уже не только пиво.

Читать оригинальную запись

Читайте также: