Мумификация чеховщины

«Ваня и Соня и Маша и Гвоздь». Дюранг Кристофер. Театр Сатирикон. Реж. Райкин Константин. (премьера 15.05.2017).
Ваня и Соня и Маша и Гвоздь; 6

Квазисиквел по Чехову. Современная американская пьеса, современная американская действительность. Ваня и Соня, которым уже за пятьдесят, стареют в одиночестве после смерти родителей в доме (усадьбе). Усадьба выходит на пруд, куда прилетает голубая цапля. Видимо, цапля — это сразу и чайка, и синяя птица. Их родители были учителя и актеры-любители, поэтому они дали своим детям русские имена чеховских персонажей. Еще у них сестра Маша – успешная актриса, среднего уровня. Она немного моложе, но тоже уже сильно за сорок. Еще появится по ходу действия молодая соседка Нина. Отдельные сцены, повороты сюжета местами повторяют сюжеты и сцены чеховских пьес, но творчески переработанные. Так стареющий Ваня (Дядя Ваня для молодой Нины) пишет на новый лад пьесу Кости Треплева, и потом ее ставят, а Нина в ней играет молекулу. Главным антагонистам им все оказывается не профессор, а молодой актер – Гвоздик, любовник Маши, которого она привозит с собой. Он другого поколения, другие технологии, другие скорости, другие ценности. Ключевой монолог – монолог Вани, после того, как Гвоздик сорвал показ пьесы, тем, что отвлекался на написание СМСок Ваня произносит страстный и истеричный монолог о старых ценностях, о том, что были времена, когда они лизали почтовые марки, чтобы отправить письмо, а не строчили в твиттерах, соцсетях, мессенджерах. Гвоздик потом оказывается «плохим» и уходит к молодой подруге. Старое поколение сплачивается, дом раздумывают продавать, оазис старых ценностей продолжает жить. Симпатии драматурга, а режиссера тем более, на стороне «стариков», на стороне «старых» или «вечных» ценностей. Но независимо от их желания, сквозь сюжет и диалоги проступает никчемность, неуспешность «стариков». Цепляние за «старые» ценности с их стороны и противопоставление себя молодым, выглядит больше как нежелание понять молодых, установить с ними диалог. «Хорошая» молодая Нина противопоставляется Гвоздику, как та молодежь, которая наследует «старые» ценности. Но скорее она выглядит наследником неуспешности, и невписанности в современную жизнь. Мелодраматический гимн «старым», «человеческим» ценностям оборачивается ситуацией «хватают мертвые живых». Хорошо видно брюзжание, меланхолия, неприспособленность, социальная эксклюзия чеховских персонажей, настроение и диалоги которых пытаются сохранить, мумифицируя на протяжении сотни лет. Райкин поставил бойкий спектакль, он просто и крепко срежиссировал действие, выводя на первый план актерские усилия (Суханов, и в мой вечер Бутенко-Райкина и Вдовина). Эта простота соответствует простоте текста, но и, одновременно, усиливает эту простоту. Чеховщина как уходящее прошлое.

Читать оригинальную запись

Читайте также: