«Капитан Фракасс» Т.Готье в «Мастерской Фоменко», реж. Евгений Каменькович

Театр про театр, театр в театре, лицедейство как способ существования — набор мотивов, для «Мастерской Фоменко» органичный, «природный», но в своем многообразии неисчерпаемый, в «Гигантах горы» он проявляется одной стороны, в «Сне в летнюю ночь» иначе, а в «Капитане Фракассе» оказывается главным, сюжетообразующим: аристократ старинной фамилии барон де Сигоньяк, увлеченный актрисой Изабеллой, примыкает к бродячей труппе, а после кончины одного из комедиантов заменяет его на подмостках. Сюжет, впрочем, не эксклюзивный — роман Теофиля Готье, не знаю как сейчас, а во времена моего детства за дефицитом развлекательной литературы пользовался немалой читательской популярностью, по телевизору регулярно повторяли его экранизацию с Олегом Меньшиковым в роли заглавного героя, тоже, по-моему, довольно унылую, но по тогдашним понятиям для советского историко-приключенческого фильма «плаща и шпаги» более-менее сносную. Что может привлечь театр и режиссера в этом материале сегодня, я теоретически понять еще могу, но на практике результат, положа руку на сердце, не слишком убеждает.

При том что весь запас театральной условности и игрового антуража — так-то Готье помещает своих персонажей в эпоху Людовика Тринадцатого, делая их сознательно современниками мушкетеров Дюма, но создатели спектакля выводят их за пределы какой-либо конкретной хронологии — задействован Каменьковичем по полной, от дежурных париков, шляп, перьев, кружев и бахромы (костюмы Евгении Панфиловой) до движущихся лент транспортеров на помостах, фанерных фигурок животных, соломенных брикетов и мыльного снега, во втором акте схемы старого Парижа на заднике (сценография Марии Митрофановой) и группы музыкантов (композитор Николай Орловский, в качестве мелодического лейтмотива использующий фольклорную песенку A you sleeping, brother John?, но не пренебрегающий и темой из 1-й симфонии Малера). Ну и, конечно, яркие, талантливые, хорошо обученные артисты «Мастерской…» должны бы в таком антураже блистать как никогда — однако у меня осталось ощущение, что даже марионетки Карабаса-Барабаса выходили на подмостки с бОльшим энтузиазмом. Как ни романтичен Александр Мичков в роли барона Сигоньяка-капитана Фракасса, но со стороны кажется, что он чувствует себя в ансамбле очень неуверенно. Как ни ярки Денис Аврамов (Тиран) Михаил Крылов (Педант) и их товарищи по труппе — Полина Айрапетова, Игорь Войнаровский, Андрей Михалев (которому очень идут белые патлы к его амплуа «героя-любовника», соблазняющего в свободное от подмостков время знатных дам), Амбарцум Кабанян и другие — но со всей суетой, песенками и «проездами» на «повозке» в виде огромной маски их толпа очень быстро утомляет, а метафора «театра в жизни» содержательно исчерпывает себя в один момент: аристократы, комедианты, бандиты — все суть «играют роли», скрываются под «масками», но даже цитаты из Шекспира и Мольера не добавляют этому «откровению» свежести.

Чисто формальный ход сочетания «традиционной» инсценировки с воспроизведением авторской речи и передачи функции повествователя кому-то из персонажей (в данном случае Дуэнье — колоритная героиня Елена Ворончихиной — ведет своего рода «летопись» странствиям «гастролеров», правда, постепенно забывая про свои задачи по мере развертывания основной авантюрной интриги) я бы тоже не счел удачным: динамики и внятности повествованию он не добавляет, только вносит путаницу. Отдельные сценки, на грани пародии, — решены методами, близкими к этюдным, довольно удачно, изобретательно, и благодаря актерам как-то «смотрятся»: незадачливый бандит, потерпев неудачу с розыгрышем на большой дороге, превращается в смиренного нищего, выпрашивающего подачку; трусливый герцог, нанимающий громил, чтоб поколотить лицедея, вынужден соглашаться на дуэль, когда под накладным клювом комедианта опознается барон, потомок участников крестовых походов… Элемент «злободневной» сатиры, попытка высмеять выверты государственной и церковной цензуры, причуды театрального менеджмента и «мер безопасности», в начале второго акта воспринимается как жанрово чужеродный. А по мере развития интриги с похищением Изабеллы влюбленным герцогом де Валломбрезом, который оказывается ее сводным братом, и обретением Изабеллой отца-князя (снова появляется Амбарцум Кабанян, теперь в образе аристократа — его персонаж-комедиант слишком рано сходит со сцены в первом акте; только теперь актер обозначен в программке как Муцрабма Нянабак) романтическая ирония Готье перетекает в фарс, в балаган.

Впрочем, и балаган в «Мастерской Фоменко» не может быть совсем уж отталкивающим — он отличается вкусом, чувством меры, завидной аккуратностью в использовании грубых красок. Помимо актеров в образах актеров ничуть не менее хороши Роза Шмуклер в роли бессовестной, но на свой лад порядочной и простодушной юной разбойницы Чекиты, Юрий Титов, играющий герцога де Валломбреза, из похотливого подонка после нанесенной капитаном Фракассом раны перековавшегося в верного друга и любящего брата, и все остальные исполнители. А все-таки зрелище выходит долгое — растянутое на четыре без малого часа! — нудное, а главное, никчемное: для незамутненной радости от театральной игры спектаклю явно не хватает легкости, ненавязчивости, остроумия деталей; а мысли, идеи, некоего значимого посыла, способного оправдать некоторую тяжеловесность формы, в нем тоже не обнаруживается; действенность же приколов на уровне «ча-ча-чары» или «послушай ссу… дарь», которыми здесь «оживляют» подчеркнуто, стилизовано «старомодное» представление «бродячих комедиантов», я бы и подавно поставил под сомнение.

Читать оригинальную запись

Читайте также: