«Губернатор» Л.Андреева в БДТ, реж. Андрей Могучий

Для Могучего, театр которого зачастую ближе к перформансу или даже цирку — довольно неожиданная работа, где сюжет первоисточника не теряется в наворотах технологических и визуальных, но наоборот, фабула прочерчивается четко, графично, освобождаясь от деталей, а характеры укрупняются словно под микроскопом. Действие спектакля еще в большей степени, чем рассказ Леонида Андреева, привязано к революционным событиям, причем не только 1905-07го, но и 1917го года, даже в первую очередь 1917го. В центре внимания — губернатор, отдавший приказ стрелять по толпе протестующих рабочих и несущий груз ответственности за убитых, в том числе девять женщин и трех детей. Столетней давности герой, однако, способен мучительно переживать, переоценивать случившееся — в отличие от жены-наркоманки или циника-сына, тут с актуализацией возникает некая натяжка, поскольку в сегодняшних начальниках этакую совестливость никакой Леонид Андреев бы не раскопал. «Губернатор» и композиционно на редкость жестко выстроен — 11 эпизодов с прологом и эпилогом, обратный отсчет до момента смерти, смерть, убийство, «возмездие» — самый короткий из эпизодов, но идея неотвратимости возмездия, с одной стороны, и его бессмысленности, лишь умножающей волну насилия, с другой, проходит через весь спектакль.

Бесстрастный голос за сценой ведет «повествование», а между тем на сцене постоянно трансформируется пространство (художник Александр Шишкин), перемещаются люди, возникает образ горы трупов, очень наглядный, до излишней прямолинейности. Как и символика «ангелов мести», спускающихся с колосников в накладных металлических крылышках. От заглавного губернатора в исполнении Дмитрия Воробьева до эпизодического рабочего Егора-Георгия Штиля. Для меня их диалог в одном из эпизодов, а вовсе не метафоричная сказка матери убитой девочки про великана, взятая для композиции Могучим из другого андреевского рассказика, стал ключевым, настолько он простой и страшный: думаешь, убьют?-должно быть, убьют… Егор и не желает смерти начальнику, и чувствует ее неотвратимость, и полагает предрешенное убийство справедливым, и все-таки не желает вслед за губернатором брать на себя такую «ответственность», при том что решений он не принимает. Вместе с тем спектакль, как всегда у Могучего, «мультимедийный», с хореографией Владимира Варнавы, с использованием музыки Каравайчука и фрагментов «Симфонии гудков» Арсения Авраамова — форма, то есть, привычно переусложненная, и для меня в ней есть некоторая избыточность для такого даже чересчур доходчивого по смыслу, по морали и пафосу высказывания.

Читать оригинальную запись

Читайте также: