«Дон Кихот», реж. Михаил Левитин, театр Эрмитаж. Прогон

Это спектакль об уходящем времени, о том, какую силу оно имеет над людьми, и как прошлое влияет на будущее. Главная тема прямо материализуется в сценографии (художник Сергей Бархин): над сценой три конуса, аналог песочных часов, из которых сыплется песок в течение всего действия, так что к концу образуются три могильных холмика, и зрители воочию наблюдают за тем, как течет их (!) время. Это на авансцене, а на заднике — тоже результат действия времени, три скелета, которые персонажи в безликих плащах и медицинских масках постепенно собирают из разноцветных костей, раскапывая «общую могилу», где был похоронен Сервантес. A поскольку реально существовавшие когда-то люди оказываются равны вымышленным, то попутно выкапываются кости и Кихота, и Санчо, а также коня и осла. Помимо темы уходящего времени и его последствий есть и другие, но они лишь помогают создать полноту картины.

В роли старого идальго Дона Кихота — благородный рыцарь Борис Романов. В первом действии он утрирует (хотя и очень натурально) старческие немощи своего героя (по ним и будут опознаваться его останки), а во втором к нему вернутся привычные походка, осанка, непринужденность манер и движений — чтобы тем сильнее выразить последнее, предсмертное преображение Кихота. Романов в этой роли ожидаемо прекрасен. Но в спектакле есть еще прекрасные моменты. Очень ценным стало то, что режиссер отказался от привычного главного дуэта Кихот-Санчо, превратив его в квартет. В спектакле получилось два совместных дуэта: Кихот-Росинант и Санчо-Ослик. Борис Романов и Сергей Олексяк получили прекрасных партнерш — роскошных клоунесс Дарью Белоусову и Аллу Черных. Взаимоотношения героев со своими «четвероногими» спутниками выстроены очень интересно, с ними в спектакль входит тема настоящей любви, душевной привязанности — самого ценного, что есть у людей. А еще чудесно поставлены «скачки» и вообще пластика (хореограф — Ирина Вакарина).

В постановке заняты лучшие силы театра. Маленькую Альдонсу играет героическая Ольга Левитина (в паре с черным петухом!). В роли Сансона Карраско (как и в случае со спектаклем театра Ленсовета) выступает самый парадоксальный актер труппы — Станислав Сухарев. Если питерский Карраско (Илья Дель) был какой-то иррациональной силой, враждебной Кихоту, самим Роком, то Стас Сухарев, напротив, рационален, крепко стоит на ногах, одет в скучный цивильный костюм. И в конце концов начинает сомневаться в незыблемости своей позиции. Старую ключницу играет великолепная Галина Морачева, а из рук Кати Тенета я даже получила маслинки на закуску «бальзама».

Как всегда у Левитина, очень интересная, небанальная музыка (композитор — Владимир Дашкевич). Несколько чудесных мелодий, включая песенку о «спящем ослике» на стихи Жака Превера, а также потрясающий тюремный «Апельсин». Ну и добавляет колорита испанская песня, звучащая из патефона, с которым носится неугомонный Мавр (Денис Назаренко), возомнивший себя настоящим автором романа.

Спектакль развивается неторопливо. Надо быть готовым к тому, что легкие и смешные сцены, с забавным интерактивом, будут чередоваться с томительными задумчивыми монологами, с замедленным действием. Ведь речь идет о старости, причем о такой, какую еще не всякому повезет испытать, и доживет до нее не всякий. Настройтесь на серьезный спектакль — и будет вам зрительское счастье, особенно на поклонах, когда актеры доверху наполнены пережитым и прекрасны необыкновенно. В общем, надо признать, что «кости» старого идальго (и его создателя) были потревожены не зря.

Читать оригинальную запись

Читайте также: