Танцы у шеста

«БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ», Л.Эренбург, Не-БДТ, Петербург, 2016г. (7)

Сцены душевного стриптиза. Сцены из истории болезни – истерики, припадки падучей. Собрано из этюдов, из импровизаций своими словами. И своими делами, то есть из физических действий (из подробно физиологических действий). Интересно, зрелищно, хотя и очень неровно, не все этюды получились, не все студенты справились со сложными заданиями. Многие берут горлом, внешним надрывом. Особенно грубы приемы у исполнителя роли Алеши. Алеша – будущий Гришка Распутин? Смелая идея, но и она недоиграна. Довести бы эту работу до совершенства, сыграть профессионалам, а не ученикам. Она того стоит – есть несколько очень сильных режиссерских сцен – разговор Ивана с Алешей в трактире в присутствии музыканта, рождение Смердякова.

Постановка современна. Сосредоточена на игровой, а не на содержательной стороне. Не про вечные вопросы, а про столконовение характеров. Не углубленно, а иронично. И эклектично – американский плавильный котел театральных приемов. Шест для стриптиза – не просто главный и спектаклеобразующий, а единственный элемент сценографии. Позорный столб. Вертикальная ось, задающая направление вниз – в подсознание, к физиологии, к низменным страстям. В финале шест отыгрывается музыкой кантри, электрическим стулом и памперсами. Условная Америка Достоевского (упоминаемая в его романах, как место бегства) становится современным местом действия.

Читать оригинальную запись

Читайте также: