Приговоренные к столбу

«Братья Карамазовы». Достоевский Федор. Небольшой драматический театр (СПб). Реж. Эренбург Лев. (премьера 24.06.2016). Программа Маска плюс Золотая Маска 2017.
Братья Карамазовы; 5

Не считая пары спектаклей про Великого инквизитора, эти «Братья Карамазовы» уже десятые в моем театральном опыте. Все спектакли по этому роману, или вариации на тему романа, условно делятся на сюжетные, «линейные» и на «нелинейные», «взъерошенные» постановки. Недавно была, тоже петербургская, версия Театра «Мастерская» Григория Козлова. Она была «линейная», шла за сюжетом, и преподносила его с задором и свежестью молодой команды. Концептуальности там не было за пределами концептуальности текста и сюжета Достоевского. Постановка Эренбурга – «нелинейная», «взъерошенная». Сначала местами погрязнув в сюжетном пересказе, она потом освобождается от этого, и претендует на концептуальность. Эренбург традиционен в своей привязанности к постановке спектакля как к набору натуралистических этюдов. Этюдность этого спектакля усиливается еще тем, что он делается со студентами. Спектакль идет заветами Ивана Васильевича, — этюды, этюды. Как во всяком наборе этюдов часть из них избыточна, необязательна и остается упражнениями на тело. Натуралистичности по режиссерской традиции тоже в избытке, в этом спектакле плюют, блюют, сморкаются, живут с физиологическими подробностями. И спектакль так и остался бы набором этюдов, если бы не столб посередине сцены. Все происходит вокруг и в привязи к этому столбу. Отец и четыре сына выходят в начале вокруг столба. Столб – эта их карамазовская ось земли, та ось, которую искал Кристофер Робин с Винни-Пухом. Все, и их женщины тоже, в какие-то моменты оказываются пригвожденными к этому столбу. Но это не распятие, это не крест, нет перекладины, только столб. Это недохристианское, или мимохристианское распятие. Муки в поисках креста, а есть только столб. Он и позорный, он и столб самолюбования своим величием на красном миру. Он и столб для Симеона-столпника, в которого в какой-то момент превращается Алеша в своем богоборчестве. И Смердяков на этом столбе себя кончает. Все в поисках перекладины для полноценного креста, а получается только столб. «Столб деревянный, или чугунный обещан им в грядущей мгле…». Карамзовский недокрест.

Читать оригинальную запись