«Царь Эдип» И.Стравинского и «Замок герцога Синяя Борода» Б.Бартока в МАМТе, реж. Римас Туминас

Третий «Эдип» Туминаса за год после постановки в античном амфитеатре под открытым небом и на сцене театра им. Вахтангова, а также вторая его работа в качестве оперного режиссера. Недавно на «Гвозде сезона» Туган Сохиев, с которым Туминас делал в Большом «Катерину Измайлову», говорил о Римасе как об «открытии для музыкального театра». Хотя сам Туминас не стремится к «открытиям» в том смысле, что его постановки едва ли «сенсационны», скорее их отличает наличие вкуса и умение толково распорядиться материалом, музыкальным в той же степени, что и драматическим.

Правда, материал «Эдипа» Стравинского как оперы-оратории с трудом выдерживает сценическое воплощение, даже с учетом того, что к постановке движений хора (34 певца, одни мужчины) привлечена еще один постоянный соавтор Туминаса, хореограф Анжелика Холина (для полноты списка не хватает только композитора Фаустаса Латенаса!) Художник Адомас Яцовскис, однако, предлагает совсем иное, нежели в драме, решение пространства — там была труба, метафорой Рока закатывающая «в асфальт» героев трагедии.

Туминас на презентации перед генеральным прогоном даже пошутил, что можно было бы использовать ту же трубу, только поставить ее вертикально. Но вместо катающейся трубы — статично лежащая разломанная голова поверженного колосса с торчащей из трещины металлической арматурой (на ней и повиснет в итоге Иокаста-Наталья Зимина). Хор в черном, Рассказчик (Сергей Епишев, в очередь с ним заявлен Виталийс Семеновс) в цилиндре, фраке и белых перчатках, Валерий Микицкий в ярко-красном, подчеркнуто «театральном» наряде Эдипа — если на сцене театра Вахтангова трагедия разыгрывается «в режиме реального времени», но в оратории Стравинского на сцене Музыкального театра о не повествуют пост-фактум, все уже случилось. Сама холодно-рациональная, искусственно сконструированная партитура Стравинского тоже вряд ли предполагает «катарсис» хотя бы в теории. Зато зрелище универсально по своему эстетическому посылу — кто-то видит в нем театр салонный, кто-то площадной, кто-то даже подобие «кукольного», и все удовлетворены в своих лучших ожиданиях.

Героев «Замка герцога Синяя Борода» Туминас и Яцовскис помещают в подобие железобетонного бункера, сосредоточив действие на взаимоотношениях персонажей и внешний колорит подробно не разрабатывая и не нагнетая ужаса (хотя приглушенные стоны время от времени доносятся). Денис Макаров, в «Эдипе» певший Тиресия, здесь выступает в партии Герцога, Юдит пела Лариса Андреева (в другом составе она будет Иокастой из «Эдипа»). Третьим главным героем оказывается оркестр под управлением Феликса Коробова — а музыка Бартока на мой вкус куда как выразительнее, чем Стравинского! К финалу против ожиданий драма все-таки оборачивается «сказкой» — прежние жены Герцога появляются из последней двери словно волшебные заколдованные царевны, и Юдит становится одной из них, что для сегодняшних тенденций (стремлении к бытовому подобию, с одной стороны, и к выискиванию всюду идеологической, политической подоплеки) и симпатично, и непривычно.

Читать оригинальную запись

Читайте также: