Памяти Георгия Тараторкина

Весь день держала в себе, да вот не выдержала. Иногда, увы, становится понятной значимость того или иного человека в твоей жизни, когда его не станет.
Георгий Тараторкин — актер из моей театральной юности, я видела его много раз в театре Моссовета, встречала на улице (и это тоже оказалось важным). У меня тогда были другие кумиры, но Тараторкин производил потрясающее впечатление. Прежде всего — эстетическое. Дело не только во внешней красоте: в нем было сильное актерское и человеческое наполнение, индивидуальность; похожих на него я не знаю. С одной стороны, «что-то декадентское» — в лице, в фигуре, утонченность, изысканность. С другой — свет в глазах, мягкость манер, приятный голос. Я видела его в разных спектаклях — от простеньких, соцреалистических, до «Петербургских сновидений» и «Братьев Карамазовых» (Раскольников, Иван Карамазов). Его Раскольников, что в фильме, что в спектакле, не был целиком «моим», мне не хватало «двух бездн». Герои Достоевского у Тараторкина — это прежде всего люди страдающие, испытывающие на себе немыслимое давление обстоятельств. Несчастные. Они обладали одухотворенной красотой и ореолом мученичества. Теперь я понимаю, как важно, что это — было. И был герой с серьезным нравственным потенциалом, честностью и тонкой душой.
Светлая память!

Читать оригинальную запись