Сцены

”ГЕНРИХ IV. СЦЕНЫ”, К.Пирогов, ТИ им.ЩУКИНА, Москва, 2016г. (7)

Было три причины, чтобы съездить вчера на этот спектакль – кто играет, что играют и где играют.

1) Кто — курс Коручекова.

Три дипломных спектакля уже видел («Рыцарь Бедный», «Источник святых», «Бедность не порок»). Курс очень сильный, очень интересный и перспективный. Из тех, что можно считать зародышем театра. И четвертый спектакль дополнил картину в целом и по нескольким выпускникам отдельно.

2) Что – пьеса Шекспира «Генрих Четвертый».

Ее ставят у нас очень редко. Кроме любимовских «Хроник», или точнее «Хроников», других постановок не видел. А после нового английского «Ричарда Третьего» был и дополнительный интерес к приквелу и в целом к историческим пьесам Шекспира. Сравнить, как их ставят там, где это хроники собственной истории, и у нас. Сравнение показало не только различия, но и важное сходство — в постановке Пирогова проявлено такое же уважение к тексту, к каждому слову и выражению, как к самостоятельной ценности. Эти слова стоят того, чтобы их декламировать, подавать. И слушать было одно удовольствие.

А вот политическая актуальность проявилась слабее, чем в Англии, где нашли выход в современность. Хотя и в тексте «Генриха Четвертого» есть очень актуальный для сегодняшней России совет — наставление короля («Веди войну в чужих краях, мой Генри, / Чтоб головы горячие занять…»).

3) Где – в Мастерской Фоменко.

Хотел проверить новый маршрут туда (через МЦК) – оказалось ненамного быстрее, но намного удобнее (и дешевле, особенно сейчас, пока МЦК возит бесплатно). К тому же играли на большой сцене, где масштабным историческим хроникам самое место. И надо сказать, что спектакль прекрасно вписался в большую сцену и большой зал был полон.

Впечатление больше поэтическое, чем драматическое и историческое. Картинка и текст впечатлили больше, чем действие и сюжет. Британия (Туманный Альбион) Средних Веков представлена как темная (Dark Ages) — низкое небо, низкие потолки, скученность (мизансцены вповалку). И герои не лакированные лощенные, а грубые, грязные, мятые, пыльные (спят если не голой земле, то на сеновале), жизнь проводят не на балах, а в битвах и попойках.

Сцены – как и было объявлено в названии спектакля. Две последовательности сцен проведены пунктиром – большая политическая история, хроника государственных дел, и малая, частная история – хроника похождений Фальстафа с собутыльниками. Связывает две последовательности воедино главный герой пьесы и это не король Генрих Четвертый (персонаж, который дал пьесе свое имя чисто формально, обозначил исторический период – действие происходит во время правления Генриха Четвертого). У Генриха Четвертого (Сергей Котюх) всего пара сцен и очень интересная тема, которая потом откликнется в «Борисе Годунове» (тяжесть шапки Мономаха и тщетность усилий правителя, достигшего высшей власти неправедным путем – мечтал умереть в Иерусалиме, а умирает всего лишь в иерусалимском зале дворца). Главный герой пьесы и спектакля — его сын, принц Уэльский, наследник престола и один из собутыльников Фальстафа. Личность неординарная, рефлексирующая, отдельная (и в таверне и во дворце он держится отдельно). Вот эту неординарность будущего короля, героическую харизму, которая готова развернуться, Николаю Лиханову удалось сыграть (в роли начинающего политического деятеля начинающий актер и будем надеяться со столь же блестящим будущим). В нем есть вертикальное измерение. Пару ему составляет антипод — горизонтальный антигерой Фальстаф, личность состоявшаяся, более крупная и в спектакле это получилось не за счет толщинок. Александр Фокин выглядит взрослее партнеров, более матерым. И говорит зычно и ведет себя внушительно. И его акробатические перевороты выглядят не только эффектным трюком, но и пластическим этюдом на тему соотношения «легкой души» пьяницы и его «тяжелого тела», утробы. Также через пластику и акробатику очень эффектно сыгран выход комического вояки прапорщика Пистоля (Ян Гахарманов).

Мир этого мужской пьесы и веселый и жестокий. Женщины в этом мире выведены за скобки. Не столько участвуют, сколько комментируют действие со стороны. И это отнюдь не второстепенные герои спектакля.

В пьесе есть персонаж – Молва, женского рода. Три актрисы (Анастасия Голикова, Елизавета Лейбензон, Евгения Ивашова) представляют коллективный образ женской витальной полногрудой силы, движущей силы политической истории (кружатся в вихре, как макбетовские ведьмы) и движущей силы частной истории (три обьекта желания похотливого Фальстафа, обольстительно сдувающие прядь рыжих волос с лица кровь-с-молоком).

Читать оригинальную запись

Читайте также: