«Мнимая садовница» В.А.Моцарта в «Геликоне», реж. Дмитрий Бертман, дир. Андрей Шлячков

Возникшая как дипломный спектакль студентов Бертмана в РАТИ, «Мнимая садовница» уже десять лет присутствует в репертуаре «Геликона», но на новом месте, в «белоколонном зале княгини Шаховской», может и не прижиться — а я до сих пор ее не видел и не слышал, впервые только сейчас дошел. Не слыхал целиком я эту оперу даже в записи — так, отдельные номера иногда всплывают по концертным программам, хотя юношеский опус Моцарта считается предвосхищением более зрелой «Свадьбы Фигаро», и тоже написан на условно-«испанский» сюжет: под видом садовницы влюбленная аристократка, сопровождаемая тоже ряженым ушлым камердинером, проникает в дом подесты (выборного главы самоуправления), который прочит свою племянницу за ее жениха, но сам готов предпочесть мнимую садовницу прежней фаворитке-горничной. После трагикомических перипетий все устраивается наилучшим образом и для аристократки, и для горничной — но интрига, как водится в итальянской опере 18-го века (потом Моцарт сам переделал «Мнимую садовницу» в зингшпиль, но «Геликон» отталкивается, насколько я понимаю, от оригинальной версии), разворачивается посредством речитативов, арии же, довольно выразительные, хотя и не особенно «шлягерные» дуэты, квартеты, септеты сюжетной нагрузки не несут. Однако речитативы в спектакле отсутствуют, с одной стороны, предъявляя публике Моцарта в режиме нон-стоп, а с другой, превращая его по факту в веселый музыкальный перформанс.

Персонажи действуют на подиуме, покрытом искусственном газоном, в центре его красуется пышная круглая клумба, над ней торчит дорожный знак «круговое движение», за проволочными кустиками притаился камерный оркестр. Доны, маркизы и прислуга на равных окучивают тяпками цветочки, угощаются белокачанной капустой, поливают из лейки и игриво похлестывают друг друга импровизированными букетами-«вениками» — в первом акте; после антракта перебрасываются плетеными корзинками, катаются в жестяном тазу, окунаются в бочку, прыгают через шланг, в общем, не скучают. Получается действо, напоминающее одновременно галантно-куртуазный праздник в регулярном парке и разборки дачников на садовом участке: герои одинаково ловко орудуют лопаткой и пистолетом, но их взаимоотношения неглубоки и непостоянны, конфигурации создаются и распадаются на ходу — драматургия спектакля, кажется, и не предполагает здесь повествовательности (так что электронный субтитры с русскоязычным текстом музыкальных номеров скорее мешают), икебана эмоций переливается всеми цветами, на коде розовыми лепестками из таза осыпают уже и публику — в этот парк культуры и отдыха приходят играть и развлекаться, а не страдать и переживать. Хотелось бы, правда, более аккуратного вокала от исполнителей, особенно от женской части ансамбля, но актерски певцы дадут фору эстрадным эксцентрикам по части живости и самоотдачи. И я не уверен, что «полноценная», сюжетная версия «Мнимой садовницы» воспринималась бы сегодня с той же непринужденностью, как предложенный в «Геликоне» театрализованный дивертисмент.

Читать оригинальную запись

Читайте также: