Меня не мучает совесть: Гамлет 21 век

«Гамлет». Шекспир Уильям. Малый драматический театр — театр Европы (СПб). Реж. Додин Лев. (Премьера 10.04.2016).
Гамлет; 10

Это «Гамлет» двадцать первого века. Он возник уже после всего модерна и постмодерна. В нем не услышишь знакомый текст, и говорит он не только стихами, много прозы, и текст перемонтирован, и порядок действия не такой как привычно, и слова часто принадлежат другим персонажам, да многих персонажей и нет. Как и полагается в двадцать первом веке спектакль краток, всего два часа, с плотным, динамичным и очень емким действием. Психологический экшен. Из персонажей остались только Гамлет (Данила Козловский), Гертруда (Ксения Раппопорт), Клавдий (Игорь Черневич) и Офелия (Лиза Боярская). Лаэрта нет, а Полоний (Станислав Никольский) превратился из отца в брата Офелии. Молодого, вертлявого и услужливого. Розенкранц и Гильденстерн мертвы уже заранее, точнее их просто нет, их убили еще у Стоппарда. Даже Призрака отца нет. А есть трое актерских волхвов. Три мудрых старика – Горацио (Сергей Курышев), Марцелл (Игорь Иванов), Бернардо (Сергей Козырев). Они же бродячие актеры, они же могильщики. Все начинается с танца Гертруды и Гамлета. Гамлет-Козловский острижен накоротко, как Кайдановский в «Сталкере». Это сразу танец противоборства. Отовсюду звучит «Танго в сумасшедшем доме» Шнитке. Это музыка лейтмотив спектакля, она заполняет весь замок, звучит из каждой открытой двери сумасшедшего дома. Гамлет сразу настроен на борьбу, нет никакой встречи с призраком, нет никакого открытия про убийства, он знает, он уверен, что отца убили, он знает, что ему дорогу к трону преградил дядя, и что мать с ним в сговоре. Ни в каком спектакле прежде так не звучал мотив не мести за отца, а мести за то, что его не пустили на трон. Мы даже не получим подтверждения, что Гамлет старший был убит. Актеры-волхвы разыгрывают «Мышеловку» не про убийство Гонзаго, а про встречу с призраком отца, и они же произносят монолог «Удушлив смрад злодейство моего…». Это тексты, которые им написал Гамлет. У этого Гамлета сомнений нет. Он Гамлет-машина. Хайнер Мюллер уже был. Ключевые слова Гамлета в этом спектакле «меня не мучает совесть», здесь сразу про «быть», или сразу про то, что кому-то «не быть», его мучает ненависть, желание мстить. Этот Гамлет от Достоевского, от темных сторон души у всех. Сомнений в этом спектакле больше у Гертруды и Клавдия. Они пара давних любовников, избавились то ли сами, то ли счастливым случаем от тирана и не любимого мужа. Они хотят себе спокойного счастья, а Гамлет не дает. Но они же убивают Офелию, когда она им мешает. Но не в силах противостоять Гамлету, они кончают с собой. Вся сцена на полу разделена на отверстия клеток, туда исчезают последовательно тела всех умерших, и эти клетки закладываются плитами, так, что в конце все закрыто, все погребено. Остается одинокий Гамлет с флейтой, Гамлет-машина, Гамлет-мститель, Гамлет-убийца. Его флейта напевает все тоже «Танго в сумасшедшем доме». Исчезает и он. И только три старых, мудрых волхва-актера вносят экран с которого вещает очередной тусклый политик Фортинбрас о том, что он вынужден был взять власть в свои руки для наведения порядка. Нет смысла говорить о том, как все играют, это тот случай, когда в спектакле нет ни минуты, не персонажа проходных. Но спектаклем в спектакле возникают три актера-волхва. Как три раввина, два с бородами, все в шляпах. Демонстрируя актерское искусство, они читают отрывки из «Короля Лира». Великолепное трио. Спектакль самое серьезное высказывание про «Гамлета» со времен спектакля Някрошюса. «Гамлет» Някрошюса закрыл двадцатый век. Он был о том, что дети втянуты в игры по оплате долгов, которые наделали отцы. Это были не игры детей. «Гамлет» Додина открыл двадцать первый век. Этот «Гамлет» не про долги отцов друг перед другом, он про то, что «порвалась связь», и отцы детей волнуют только как основа передачи власти. Спектакль-событие.

Читать оригинальную запись

Читайте также: