Сильви Гиллем «Жизнь продолжается»: Акрам Хан, Уильям Форсайт, Рассел Маллифант, Матс Эк (Чеховфест)

«Bye» Матса Эка, который шел во втором отделении — хотя и короткий, но полноценный не только по хореографии, а и по драматургии моноспектакль, однако его Гиллем уже показывала два года назад.

Остальные три опуса, составившие первое отделение — миниатюры. Причем в наиболее интересной из них, «Дуэте» Форсайта, сама Гиллем не участвует, это мужской дуэт, лишенный всякой чувственности, но по-форсайтовски холодный, рациональный, ироничный, такая философская зарисовка, где физически мощные партнеры Бригель Гьока и Райли Уоттс не столько взаимодействуют, сколько конкурируют друг с другом, как бы стараясь продемонстрировать каждый собственное превосходство. Вместе с тем именно в «Дуэте» движения исполнителей самодостаточны, не прикрыты визуальными спецэффектами, тогда как в обеих миниатюрах с участием Гиллем танцовщица — лишь элемент, хотя и структурообразующий, целого, несмотря на краткость, шоу.

У Акрам Хана в «Techne» исполнительница выступает соло, но в круге света с проволочным деревом в центре, которое в какой-то момент еще и приходит в движение, вращаясь. При первом появлении пластика Гиллем напоминает здесь даже не зверя, а какое-то насекомое: на четвереньках, скрюченная, она мелко семенит и перекатывается, но под условно-этнический саундтрек (три музыканта в глубине сцены) быстро расправляется и доходит до почти ритуального экстаза — не сравнить с тем, как маленькие любители искусства впотьмах ползают по ступеньках (ввиду исключительности случая разрешали садиться на лестнице — не припоминаю, чтоб такое прежде бывало), но тоже неплохо. Излишне говорить о широте технических возможностей балерины, вплоть до того, какие чудеса пластической выразительности она демонстрирует одними только пальцами рук.

Еще в большей степени изощренность техники Гиллем наглядно проявляется в дуэте «Здесь & потом», поставленном Расселом Маллифантом, в сравнении с более чем достойной партнершей Эммануэлой Монтанари из Ла Скала — сходные движения у двух балерин выглядят совершенно по-разному в обоих из микро-разделов номера, сначала — это, видимо, еще «здесь» — в медленно-медитативном, а «потом» — в энергичном, с активным партнерским взаимодействием участниц. Но и тут — «здесь», и «потом» — помимо танца, огромную, если не определяющую роль в создании общего образа играет свет, в первом разделе две женские фигуры — словно два язычка пламени, вот-вот готовые угаснуть в полумраке, но пламя неожиданно «разгорается» и далее артистки лихо двигаются в паре, однако и здесь световое решение остается важнейшей составляющей действия, причем это касается как лучей, направленных на исполнительниц, так и прожекторов, с какого-то момента светящих в зал, и «напольной» динамичной светоинсталляции, и т.д.

А «Bye», хотя на первый взгляд это и вовсе «мультимедийное шоу», где актриса общается с собственным и другими изображениями на видеоэкране (и даже поднимает ногу вслед за собачкой) я пересмотрел с удовольствием — он и остроумный, и печальный (все-таки прощание с детством, с прошлым, а если угодно, то и с жизнью), и оттого вдвойне трогательный, что программа «Жизнь продолжается», несмотря на название, позиционируется как «прощание» Гиллем со сценой.

Читать оригинальную запись

Читайте также: