«М.души» по Н.Гоголю, ГИТИС, курс О.Кудряшова в ЦИМе, реж. Алексей Золотовицкий

После претенциозного убожества додинского «Вишневого сада» — майский день, именины сердца. Ничего особенно новаторского в спектакле студентов Олега Кудряшова, может, и нет, но есть неподдельная, невымученная энергия, во-первых, а во-вторых — есть какая-никакая режиссерская мысль. Когда-то, выпуская в МХТ «Женитьбу» Гоголя, Игорь Золотовицкий будто бы извинялся за свою режиссуру — мол, «я не настоящий сварщик». Алексей Золотовицкий, похоже, комплексами не страдает — может, они у него разовьются с годами, но пока он в в своей режиссерской дееспособности уверен, да и, честно говоря, на то у него имеются основания. «М.Души» — не какое-то откровение, но постановка любопытно придуманная и вполне достойно реализованная, без оглядок на чужие стандарты, но при этом — в соответствии с тенденциями современного «молодежного» театра. Персонажи спектакля — зомби-мутанты в соответствующем мертвецком гриме, с адекватной пластикой и интонациями. Чичиков, молодой и амбициозный «комбинатор», прибывает в гостиничный номер с кофром на колесиках, переодевается и отправляется по помещикам-мертвецам. Причем все действие состоит только из пролога-соло и дуэтных эпизодов, за исключением сценки у Собакевича, где возникают персонажи из предыдущих эпизодов и происходит настоящий пир упырей-трупоедов. Я далеко не всех с этого курса знаю по именам, но невозможно не отметить Ноздрева — это просто очень высокий класс профессионализма без скидок на возраст исполнителя. Если в образе Коробочки выступает парень, то Собакевич — это девушка (стоит вспомнить, хотя в спектакле этот момент не возникает, что Собакевич под видом мужика Чичикову подсунул Елизаветъ Воробей), у которой глаза наливаются черным (что технологически, наверное, сделать несложно с помощью цветных контактных линз или еще чего-нибудь, но смотрится до того эффектно, что впечатлительные бабенки готовы грохнуться в обморок), и мертвецы руками в резиновых перчатках вылавливают из красного месива в стеклянных колбах «червяков» и смачно их пожирают — замечательное сочетание как бы «натурализма» с яркой, но в рамках вкуса игровой условностью А сам Чичиков, поякшавшись с упырями, тоже превращается в зомби-Плюшкина, и уже к этому Плюшкину-Чичикову заявляется следующий молодой покупщик с кофром на колесиках. Тут стоит мысленно вернуться к началу и вспомнить, как по прибытии главный герой, разбирая вещи в гостиничной комнатке, пробовал на вкус слово «русь» — то растягивая гласную, то резким выкриком, то повторяющимся шепотом. Я не думаю, что Алексей Золотовицкий мыслит идеологически столь же безапеляционно, но так или иначе по факту у него выходит, что Русь — и есть тот мертвец, что русская душа — мертвая душа, в этом и состоит ее пресловутая «загадочность».

Читать оригинальную запись

Читайте также: