Что прагматичней духом

«ВЕЛИКАЯ И НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ КОММЕРЦИИ»
Пьеса и постановка – Жоэль Помра, «Компани Луи Бруйяр», Париж

Умеют французы писать пьесы и делать театр, до конца сохраняя интригу. Две лаконичных простеньких истории с однотипным набором действующих лиц и поучительным (чтоб не сказать «моралистичным») финалом – смотрятся на одном дыхании. Я полюбила этот спектакль.

С Жоэлем Помра я познакомилась на спектакле Пиноккио в театре «Практика», который и по сей день считаю одним из лучших детских спектаклей, хотя бы уже потому, что он в равной степени адресуется к детям и родителям. Здесь история для взрослых, но понятная и доступная даже ребёнку. Всю дорогу ты либо гадаешь, либо предвкушаешь то, что должно произойти в следующий момент.

Вплоть до финала слова о том, что для достижения коммерческого успеха «нужно отказаться от какой-то части себя», можно понимать по-разному. Финал хотя и несколько сужает коридор для разночтений по этому поводу, не исключает их вовсе: не думаю, что все критики напишут одно и то же:) Для меня это притча о том, что прагматизм в конце концов и прежде всего недостаточно прагматичен. И аргументы, приводимые Жоэлем Помра в поддержку этого тезиса, столь убедительны, что не могут не внушать оптимизма. Есть ли сегодня что дефицитнее этого.

Не знаю, с чего это наши ведущие критики бегом бежали с аплодисментов. Возможно, что и просто не хотели стоять в длиннющей очереди. Но не исключаю и того, что многое повидавшим театроведам такой спектакль показался уж чересчур простоват. На первый взгляд, он и впрямь похож на традиционный психологический актёрский театр с перевоплощением за «четвёртой стеной», только на французский лад – без надрыва и мхатовских пауз, ироничный, летучий, на рысях несущийся к финалу. Но есть в нём и свои тонкости.

Всё действие от начала до конца происходит в гостиничных номерах, в общем одинаковых – с одинаковыми кроватями, креслами, телевизором и проч.; люстры разные. Но даже когда действие происходит в одном и том же номере, режиссёр в каждой следующей сцене разворачивает декорацию под новым углом к зрителю, отчего возникает такой кинематографический эффект съёмки с разных ракурсов. Как и в «Пиноккио», сцена погружена во мрак, из которого неярким светом выхвачен небольшой пятачок, и можно поймать себя на том, что пытаешься получше разглядеть людей на нём, пока их лица снова не растаяли в темноте.

Само сочетание простоты и зрелищности, ясной, общедоступной морали и интригующего сюжета – уже прекрасно Но самое чудесное в этом спектакле – «великое и невероятное» обаяние традиционной, в общем-то, манеры актёрской игры. На сцену выходит пятеро мужчин, и через две минуты ты можешь сказать о каждом, каков его темперамент, характер и место в этой компании. При том, что актёры одеты в обычные однотипные костюмы и плащи, их героев невозможно перепутать: они персонажи – до кончиков ногтей. У них разная походка, манера держаться, ритм, интонация и т.д. и т.п. И их актёрский ансамбль звучит как музыка.

Читать оригинальную запись

Читайте также: