«Публичное чтение» В.Печейкина в библиотеке им. Ф.Достоевского, реж. Денис Азаров

В таких случаях я обычно говорю: между премьерой балета и визитом к проститутке Пушкин вспомнил о няне. Понятно, что не буквально, а если буквально — тогда между одним балетом и другим балетом, но суть примерно та же — главное, что между. Раньше спектакль играли вечерами в библиотеке СТД, а вечером мне, разумеется, было неудобно. Как вдруг неожиданно оказалось, что и не вечером вовсе, а днем, но и в другой библиотеке — им. Достоевского, на Чистых прудах. Ну конечно, я захотел пойти, потому что помнил еще по презентации проектов «Открытой сцены», что Валера Печейкин сделал сочинение по мотивам «Тошноты» Сартра. Не то чтоб я разочарован, мотивы Сартра в наличии и даже имя его напрямую в пьесе упоминается, но совсем не те мотивы, о которых я, зная Валеру, подумал — а он, зная меня, тоже наверняка догадается, о чем подумал я.

В «Публичном чтении» не обнаруживается жесткой композиционной структуры, какая была, например, в «Моей Москве» — правда, «Мою Москву» я читал еще до официальной публикации, а тут приходилось воспринимать на слух. Тем не менее в пьесе, против всех ожиданий, имеется какой-никакой сюжетец. Девушка, заморочившись на тему компонентов йогурта, отправилась в библиотеку, куда не ходила десять лет, и стала читать все про молоко, засидевшись до ночи. А ночью (еще удивляются вопросам «Как пройти в библиотеку?») там появился странный парень с неким аппаратиком, сканирующий книги, но не все подряд, а только самые скучные и ненужные. Обмен информацией между двумя придурковатыми на первый взгляд фанатиками заканчивается поцелуем, а финале герои раздеваются догола и вместе с фикусом в кадке изображают Адама и Еву. Буквально накануне смотрел «Аркадию» Стоппарда в Ботаническом саду, так что оригинальным ход с растением в кадке мне не показался, зато сидя прямо под носом у артистов, я не все детали за фикусом успел разглядеть — так обидно, прям хоть еще раз приходи на спектакль. Но режиссерская концепция, с мерцающими настольными светильниками и разбрасыванием тяжелых книжек по полу в обстановке реальной библиотеки (на фоне собрания сочинений Василия Белова и разрозненных томов Марининой — наверное, книжки случайные и расставлены на полках для антуража, какие не жалко и чтоб посетители не попиздили) мне, в принципе, ясна, так что не уверен, стоит ли идти снова.

С Доротой Масловой я Валерия Печейкина уже как-то сравнивал. Теперь эта ассоциация возникла снова. Только Масловская как прозаик известнее, чем как драматург, а Валера упорно пишет исключительно для театра и кино (насколько мне известно), хотя мог бы преуспеть и в другом роде литературы. То, что у него получается, порой весьма остроумно — но для формата монолога или скетча, а композиционно в полноценную пьесу (даже если сколь угодно отходить от аристотелевых стандартов драы) выстраивается с трудом, эту особенность я отметил при самом первом знакомстве с печейкинским творчеством, на читке «Соколов», показавшихся мне «безразмерными». Монолог девушки в «Публичном чтении» тем не менее довольно живенько прозвучал — и за счет исполнительницы (Яна Иртеньева из «Седьмой студии»), и просто по качеству текста. С героем (Кирилл Манаков) проблем больше и в том и в другом аспекте. Я так и не понял — то ли здесь драматург уходит в фантастический реализм, то ли я просто не улавливаю в силу своего технического кретинизма некоторых моментов, связанных с завиральными теориями персонажа о мгновенном, всеобщем и полном доступе к информации — и пока я пытался вдуматься, актеры уже разделись и встали за фикус.

Читать оригинальную запись

Читайте также: