«ВЛАСТЬ ТЕАТРАЛЬНОГО БЕЗУМИЯ». ЯН ФАБР

Fabre_Power 01
«ВЛАСТЬ ТЕАТРАЛЬНОГО БЕЗУМИЯ»
Компания «Трублайн»
Автор спектакля — Ян Фабр
Новая редакция постановки 1984 года

На афишах стоит метка «Нет проблем с языком», хотя текст в спектакле звучит. Но проблем, действительно, нет, т.к. используется язык других искусств: музыки, танца, живописи. За 260 минут зритель успевает увидеть рождение театрального концепта и смерть его. Постановщик создает правила и разрушает их, как капризный, нежелающий взрослеть ребенок. Уже тридцать лет один из самых эпатажных фламандцев Ян Фабр отпугивает от театра все новые и новые поколения зрителей, доказывая, что за любовью к театру стоит неизлечимая, а порой и заразная болезнь!

Из анонса театра:
«Власть театрального безумия» прежде всего историческое представление. Фабр создает свое Синтетическое искусство, в котором он раскрывает принципы власти, системы дисциплины. Благодаря, или, возможно, именно из-за совершаемого над искусством насилия, удается прорваться силе нового современного театра».

Иисус говорил: «Пустите детей приходить ко мне», имея в виду, в храм, к молитве, к вере. Не в театр! В театр детей давно никто не зовет! Наоборот, многие творческие люди прикладывают усилия, чтобы дети в театр не ходили. Показателен случай: дабы уберечь своих чад от династической стези, одна известная актерская чета, сговорившись, отвела их в один из московских театров на спектакль «Приключения Гулливера», в котором взрослые тёти отвратительно играли мальчиков и лилипутов. Слезы, сопли, мольбы уйти. Словом, катастрофа. Но эффект был достигнут. Дети выбрали другую профессию.

На спектакль Яна Фабра дети до 16 не допускаются. Хотя и взрослым любителям искусства приходится много раз задуматься, тот ли театр они любят, и стоит ли их любви поход на «эпатажного фламандца», который, ну, так не любит театр, ну, так его не любит, как не любят все бизнесмены свое дело.

Fabre_Power 02

 

Да, в спектакле есть то, что вызывает отвращение: обнаженка, насилие, несправедливость, жестокость, смерть. Живых лягушек заворачивают в рубашки и топчут ногами, голые короли кичатся своим невидимым платьем, принцесс не пускают на сцену и заставляют обнажить грудь, сопрано исполняет арию и получает пощечины, слепой тенор размахивает вокруг себя кухонным ножом и т.п. Но эпатаж Фабру нужен для продвижения своих концепций, в нем он больше коммерсант, чем художник.

Новая редакция спектакля «Власть театрального безумия», как и в 1984 году, — манифест, главную роль в котором играет Вагнер. Во-первых, Фабр все свои театральные эксперименты называет вагнеровским термином Gesamtkunstwerk (Синтетическое искусство). А, во-вторых, Фабр считает ключевым моментом в истории театральной иллюзии — вагнеровский прием приглушения света в театре, благодаря которому свет превратился в отдельную эстетическую единицу, приобретя статус независимого популярного средства. И, возвращая «Власть» в репертуар компании «Трублайн», Фабр напоминает о поставленной несколько десятилетий назад точке, когда воссозданной постановщиком театральной машине иллюзий удалось обозначить свои границы и выйти за их пределы.

Fabre_Power 03

 

Спектакль представляет собой последовательно идущие друг за другом сцены, каждая из которых своего рода судебное слушание над очередной театральной категорией. При этом на задник экспонируются картины маньеристов — Микеланджело, Рафаэля, Энгра, Фрагонара и др.. Зримый конфликт высокого изобразительного искусства и плоской реальности театра.

Этот конфликт звучит и в истории Ганса Христиана Андерсена «Новое платье короля», проходящей рефреном. Два зеркально отраженных самодержца, вооруженные скипетром и короной, поправляющие складки на своей невидимой одежде вокруг обнаженного тела, пытаются произвести хорошее впечатление на подданных. Весь спектакль они торжественно шествует мимо нас, стараясь удивить и  ослепить. Их притворство — метафора театральности с ее великолепием и красотой фальши. Завершается все парадоксом иронии и трагедии —  незабываемой сценой нелепого танца, когда под вагнеровский «Похоронный марш Зигфрида» пара голозадых монархов исполняет танго. Демонстрацией этой возвышенной лжи Фабр провозглашает на сцене царство «последнего вздоха иллюзии». Так в спектакле пафос театральности воскресает и умирает у публики на глазах.

Fabre_Power 04

 

При этом, рядом с помпезностью и пышностью форм Фабр строит модель дисциплинарной системы (отсылка к модели Фуко). Физическая выносливость актеров, непрерывно тестируемая до крайности. Угнетающее ускорение равномерных движений. Повторение упражнений в качестве наказания. Ритуалы психо-физической жестокости. Униформа, намерено устраняющая какие-либо признаки индивидуальности. Командность и подчинение сквозят в каждой сцене. Мерность происходящего навевают почти гипнотическое состояние. Вопросы о смысле происходящего отходят в сторону, перед нами реальность физических затрат, доводящих исполнителей до изнеможения. В этом автоматизме отчетливо звучат темы театра жестокости, психологического шантажа, «эмоционального преступления». Как истинный тейлорист, Фабр эксплуатирует традиционный прием всех авангардистов — в отрицании присваивает то, против чего выступает.

Истина противостоит лжи, как спортивная соревновательность — театральности, а цитаты из театрального авангарда – тоталитарной зависимости актера от замысла. Помпезность и маньеризм живописи, короли и принцессы существуют рядом с актерским потом и тяжестью ремесла, бесконечными, доведенными до абсурда повторами. Открывая изнанку художественного приема, технологию его производства, Яну Фабру удается десакрализовать искусство театра, но и утвердить его всеподчиняющую власть, перед которой даже он спустя тридцать лет снимает свою менеджерскую шляпу.

Fabre_Power 05

 

Аплодисменты мужеству актеров, переживших это режиссерское насилие над собой. Красиво, хоть и невыносимо, но профессионалам смотреть следует.

Читать оригинальную запись