«Там, за дверью» В.Борхерта, Thalia Theater, Гамбург, реж. Люк Персеваль («Сезон Станиславского»)

В прошлый раз было легче благодаря хорошо знакомому материалу — в случае как с «Отелло», так и в особенности с «Вишневым садом». «Там, за дверью» Вольфганга Борхерта (1921-1947), говорят, важнейшая для немецкоязычной драматургии пьеса, но, во-первых, совершенно мне лично неизвестная, а во-вторых, оставившая по себе ощущение ординарной претенциозной графомании, каковой, только написанной за последние годы, напичканы издаваемые Гете-институтом сборники «ШАГ»: почти бессюжетной, велеречивой, полной словесно вычурных и содержательно плоских метафор. Разумеется, одна из главных тем — синдром солдата второй мировой, что для автора и его времени, допустим, было свежо, а сегодня навязло в зубах. На сцене абстрактно-собирательный унтер-офицер Бэкманн (Феликс Кнопп) безуспешно ведет диалог с еще более условным безымянным полковником неопределенного пола и возраста, который, полковник, то есть, иногда напоминает режиссера на кастинге, иногда выступает персонификацией явлений природы и общества, а в какой-то момент воплощает чуть ли не Бога. В спектакле тоже нет ничего такого, что я не видал бы раньше много раз, начиная с подвижного зеркального задника, заканчивая участием кордебалета неуемно жизнерадостных инвалидов-аутистов, наряженных независимо от пола в женские платьица и накинутые поверх них шинели. Помимо задника, «сценография» складывается также из поворотного круга, «родного» для театра им. Маяковского, где играли «Там, за дверью» (того самого круга, который катает персонажей «Талантов и поклонников» Карбаускиса), утлого столика (под который едва можно залезть), спрятанного за правой кулисой музыкального коллектива, а еще микрофонной стойки, с которой исполнитель главного героя работает на протяжении всего полуторачасового спектакля, правда, периодами в горизонтальном положении, распластавшись на сценой. Этой стойкой он, моментами натужно изображая отвязного рок-н-ролльщика (при том что, как я понимаю, Кнопп и по жизни — певец, музыкант), чуть было не прибил меня, сидящего в первом ряду — железка полетела прямо со сцены, а я, вот уж как на грех, именно к этому времени, с час поковыряв в носу, несмотря на орущую из ближнего динамика рок-музыку заснул со скуки и падающую на меня штуковину не заметил, хорошо еще, что безумная фея успела стойку схватить и спасти меня, сильно ушибла при этом руку, между прочим. По-своему «Там, за дверью» — нормальный, грамотно в определенном роде сделанный современный европейский спектакль, в нем есть ритм, свет выставлен, а Барбара Нюссе, играющая «полковника» в разных ипостасях этого множащегося, подвижного гротескно-аллегорического образа, просто выдающаяся актриса (но и ее мы уже видели в спектаклях Персеваля год назад), только все это даже с точки зрения формы как будто «сочинение на заданную тему». Про содержание я просто молчу, искусственно растравляемый и превратившийся уже в какое-то маньеристское мазохистское упражнение немецкий комплекс вины надоел до чертиков.

Читать оригинальную запись

Читайте также: