Отелло, реж. Ю. Бутусов, театр Сатирикон

Я пишу этот пост скорее для себя, чтобы разобраться в спектакле, не забыть детали. Хотя вообще его стоит пересмотреть через несколько месяцев.

Сцена спектакля заполнена десятками вещей, каждая из которых начинает работать в нужный момент (художник Александр Шишкин). Каждое ружье стреляет в свое время. Нас приветствуют по-немецки, своеобразным конферансье этого спектакля является Яго. по сути каждая сцена спектакля — это как отдельный номер. Перед нами модель для сборки. Иногда в ней оказываются совсем вставные номера, как например, памяти Краско (по-моему самый слабый и ненужный момент).

Яго (Тимофей Трибунцев). Почему он начинает это интригу? Психологически достоверного объяснения этому нет. Нет ненависти, все спокойно, по-деловому. Наверное самый прекрасный с ним отрывок, это когда он приходит домой, включает радио и жарит яичницу. Она шипит на сковородке, фыркает. И он так обыденно рассказывает свои «подозрения» Отелло. Зло без грома и молний, зло такое скучное. Но иногда оно вдруг оборачивается какие-то фееричным праздником. Яго получает от жены платок Дездемоны. И вдруг он из карманов достает и кидает в потолок один, второй, третий, десятки ярко-алых платков.

Кстати о Дездемоне (Марьяна Спивак). Очень интересно то, что мы почти всегда видим ее чужими глазами. Например, сцена в которой она впервые просит за Кассио. Отелло кажется, что к нему пришла холодная стерва: черный костюм, черный парик, жесткий голос. Или разговор о платки: перед ним не женщина, а кукла. А какая она на самом деле? После разговора с Отелло перед нами сидит устала женщина, разозленная, в истерике. Но нам дано увидеть и ее душу. Наверное самая сильная сцена спектакля — это обнаженный танец любви Отелло и Дездемоны. Я вообще всегда напрягаюсь, когда актеры на сцене раздеваются. Но тут — это было идеально. Денис Суханов (Отелло) обладает великолепным телом, которое кажется и создано, чтобы показывать его. В самый разгар интриги, в самый момент перед убийством на сцене они обнажают себя, и весь сюжет оказывается как будто наносным. Вот здесь правда, а то, что там в одежде, со словами — это игра.

Вообще понять, что есть игра, а что по-настоящему, мне не удается. Когда умирают Яго и Эмилия, они ложатся на сцене как куклы, на руках у них бирки. Может не было никакого Яго? И Отелло все это видит лишь в своем бреду? Как он видит измену Дездемоны.

Отдельный разговор об Отелло. Денис Суханов произвел на меня глубочайшее впечатление. Впервые я увидела молодого, изысканного, утонченного Отелло. Никакой брутальности. Его голос…Он меня просто влюбил в себя. Его сильнейшая сцена «Она меня за муки полюбила». Голос записан, актер молча ходит среди коробок-гробов. Мы все ждем, когда это произойдет. А из динамиков льется его бархатистый голос. Иногда он запинается, проглатывает слюну, дышит. Его дыхание передает нам как бешено стучит его сердце. И вот среди этих коробок-гробов он находит мягкую игрушку, которая забавно поет. Наверное когда-то он подарил ее Дездемоне. А сейчас он сморит на ее с умилением и тоской. Он включает ее раз, два. Эту паузу Отелло наполняет своей болью, которую я чувствовала даже в 20-м ряду.

Я начала смотреть спектакль холодно, без эмоциональной включенности. И минут 20 никак не могла понять, что происходит, почему такой Отелло. Почти раздраженно. Но в какой-то момент я потеряла ощущение реальности и влюбилась в этот спектакль. Безнадежно. По уши.

Читать оригинальную запись

Читайте также: