«27’52» И.Килиана, «Rearray» У.Форсайта, «Bye» М.Эка, «Сэдлерс Уэллс»/Сильви Гиллем Продакшн

Sadler's Wells | Спектакль: За 6000 миль

Сильви Гиллем приезжает в третий раз, но ни их дуэт с Расселом Маллифантом, ни даже совместная с самим Робером Лепажем «Эоннагата» по-настоящему сильного впечатления не производили — дуэтный опус, первое явление Гиллем в Москве, показался много скромнее в сравнении с ожиданиями, что касается «Эонногаты» — это спектакль, где танец — лишь один из элементов, хотя именно пластически он показался мне не слишком удачно придуманным.

И вот Гиллем привезла целую программу «За 6000 миль» из постановок самых перворазрядных современных хореографов. Правда, Килиана танцевала не она, а вполне достойная, но самая обычная пара Аурелия Кайла и Лукаш Тимулак. Миниатюрный балет минут на десять или около того (саундтрек — современная композиция Дирка Хобриха на темы Малера) напомнил недавно показанную финнами «Белла Фигура», но, конечно, намного проще. Дуэт полуобнаженного танцовщика и партнерши в красном платьице, которое она вскоре скидывает, оставаясь топлесс (как и в «Белла Фигура), вряд ли несет в себе откровенный эротический заряд, если здесь и присутствует эрос, то опосредованно, как философская категория, как отстраненно-созерзательный взгляд на чувственность. Танец, как всегда у Килиана, изысканный, с использованием в качестве атрибутики полового покрытия, которое служит своего рода покровом для тел, особенно в финале, когда появляется, под самый конец, третий участник действа, тоже полуобнаженный парень, и тут же оставляет двух главных героев, чьи тела уже полностью спрятаны, «похоронены».

Форсайта худо-бедно за последние годы можно было видеть на сценах немало, но я бы сказал, что пока я не посмотрел Форсайта в исполнении Гиллем и Николя Ле Риша, я его по-настоящему не видел. Короткие эпизоды-вспышки, поначалу совсем крошечные, постепенно чуть удлинняющиеся, дуэтные и сольные, перемежающиеся паузами-затемнениями, хореография, невероятно насыщенная движениями, но под медитативную электронику (композитор Дэвид Морроу), что создает дополнительный контраст. Но тут, конечно, первостепенное значение имеет техника, причем осмысленная техника, и вместе с тем без излишних эмоций поданная — открытой эмоциальности Форсайт не предполагает в принципе. И в этом плане возможность посмотреть, как работает Гиллем в хореографии Форсайта — событие громадное.

«Bye» Матса Эка — моноспектакль, но во всех отношениях сочинение гораздо более традиционного театрального формата, чем Килиана и Форсайта. Гиллем в нем появляется из-за видеоэкрана, который не просто служит элементом оформления — персонажей в постановке, вообще-то много, помимо главной героини, это и мужчина, и старуха, и дети с подростками, и даже собака, но только инфантильная героиня предстает, помимо экранного своего двойника, во плоти. В рыжем парике с косичкой, в старомодной кофточке и юбочке, трогательных розовых носочках, которые она снимает, потом надевает. В отличие от Форсайта, предельно абстрактного и выверенно изысканного, Эк здесь и лиричен, и ироничен, а какие-то пластические решения могут показаться произвольными, даже спонтанными. Больше здесь возможностей и для актерского самовыражения, а не только безупречной технически реализации хореографического рисунка, Гиллем создает полноценный характер, под музыку ариетты из последней фортепианной сонаты Бетховена «прощаясь» не то с воспоминаниями, не то с мечтами о безмятежном детстве, которое не возвращается, и в финале снова уходя в видео-виртуальность, но уже вместе со всеми остальными персонажами.

Читать оригинальную запись

Читайте также: