Тарабумбия — сижу на тумбе я! (с)

Так оглянись когда-нибудь назад:
стоят дома в прищуренных глазах,
и мимо них уже который год
по тротуарам шествие идет.
/И. Бродский/

Спектакль Дмитрия Крымова "Тарарабумбия" поставлен был к 150-летию А.П. Чехова. И, конечно же, вызвал большой интерес со стороны театральных  фестивалей. "Мелиховскому", по словам его организаторов, сразу захотелось пригласить спектакль, но, привезти его оказалось невозможно технически. И тогда "Мелиховская весна" сама пришла в театр "Школа драматического искусства", что на Сретенке. И праздник состоялся!

Все было оригинально: зал, похожий на Манеж; стулья для зрителей, расставленные вдоль стен в три ряда друг напротив друга; сцена-подиум в середине, на ней лента-транспортер. Мне досталось место в первом ряду, ножки у стульев были укорочены, и сидеть было неудобно. Зато — хорошо видно, и чувствуешь себя немного Раневской )). Формат спектакля — шествие. И действительно, на протяжении почти полутора часов перед глазами изумленных зрителей проходят стройными и не очень рядами чеховские герои. Они идут с оркестром, поют а-капелла, выкрикивают свои реплики. Иногда они множатся — и марширует небольшая толпа Тригориных с удочками, или Треплевых с забинтованными головами. Вслед за оркестром появляются гигантского роста три сестры на ходулях, среди них и Аркадина с Раневской, и кто-то еще. А начиналось кромешной темнотой и маленьким мальчиком, бегущим по ленте с коробкой лото, рассыпав и собрав их, он скрывается за воротами из "Вишневого сада". И начинается смешение всего и вся, под блистательным руководством Игоря Яцко — дирижера это великолепного сумасшествия. Перечислить, и даже сразу узнать всех невозможно. Да и не стоит, наверное. Персонажи Чехова сменяются советскими писателями, пролетающими в образе советских самолетов, затем приветствуют Чехова артисты балета, в пачках и пыжиковых шапках, тут и матросы, и водолазы, в общем, вся история как бы.

Лучше, чем сам режиссер, и не скажешь: "Красивое, многолюдное, что-то все время говорящее, выкрикивающее, поющее и жонглирующее ШЕСТВИЕ. Оркестры и хоры, куски дворянских усадеб, транспаранты и стаи перелетных птиц, чайки, а также чайные столы с дрожащими в чашках чайными ложками, и, наконец, — огромный вагон, на котором написано «Устрицы», и огромное тело Чехова, доставаемое оттуда и оживающее на наших глазах!" /Д.Крымов/

Чего здесь больше: комедии, буффонады или сатиры? Этот парад заканчивается такой же кромешной тьмой, как и начинался. Но слышно движение транспортной ленты, и скорость все нарастает. Словно все 150 лет проносятся мимо. А когда включили свет, актеры побежали по этой ленте, радостно подпрыгивая и дурачась. И я вспомнила, как мы студентами радовались и бежали по окончании первомайских демонстраций, И сделала несколько кадров.

127

141

140

142

139

143

Но Чехов здесь, определенно, есть! И думаю, ему бы это понравилось.

Читать оригинальную запись

Читайте также: