«Муки ада», ГИТИС, реж.Светлана Землякова

На что вы готовы пойти ради искусства? Быть может, на многое. А как далеко вообще человек может зайти, чтобы достичь своей цели?

Мы все весьма наслышаны о безумных коллекционерах, готовых бросить кошель, набитый золотыми дукатами за уникальную реликвию, которая обывателю показалась бы тривиальной безделушкой. Алчный ценитель искусства готов променять и честь, и совесть за право обладания бесценной картиной, переступить через мораль и закон. Впрочем, смешно — какой тут, к дьяволу, закон.

Муки ада

Но всему есть предел — и рано или поздно ретивый собиратель развернётся, гневно поджав губы, и ещё долго будет сокрушаться, вспоминая ту баснословную цену, которую заломил хозяин. А что, если ради искусства придётся пожертвовать чем-то или кем-то таким, что и вообразить нельзя? Например, родной дочерью? О нет! — вскрикнет наш ценитель, и будет совершенно прав — ведь цена, назначенная нами — ужасна. Конечно, безумие коллекционера никогда не зайдёт так далеко.

Муки ада

И только чистое, искреннее безумие великого автора не остановится перед этим. Не дрогнет ни единый мускул на лице бездушного художника, рисующего свою картину с адской натуры — заживо горящей дочери. Могли ли безумие и гениальность так тонко и удивительно сплестись вместе, так ровно идти нога в ногу на протяжении всей жизни великого мастера? На этот вопрос устами классического японского автора Рюноскэ Акутагавы отвечает нам режиссёрская группа ГИТИСа.

Читать оригинальную запись