«Добрый человек из Сезуана» режиссер Ю. Бутусов, театр Пушкина

Добрый человек из Сезуана - театр Пушкина

С режиссером Бутусовым у меня все непросто. Например, с «Чайки» в Сатириконе я сбежала. Не потому что плохая, а просто полное эстетическое несовпадение. А «Меру за меру»в Вахтанговском обожаю. Поэтому к «Доброму человеку» я отнеслась настороженно. Но все решили первые несколько минут, когда продавец воды Ванг (Александр Матросов) приносил на авансцену простыни, песок и воду. Мне стало интересно. И не переставало так быть до конца спектакля.

Бутусов удивительно тонко почувствовал текст Брехта. Он смешивает как краски условную и «психологичную» игру. Наибольшего эффекта это достигается в образе водоноса: то полубезумный парень со странной речью и мимикой, то образ «от себя» с отчаянным вопросом к богам: как можно жить по их заповедям и почем они не вмешиваются. Матросов меняет эти краски так резко, что это воспринимается почти как фокус. Главная героиня — Александра Урсуляк (Шен Те и Шуи Та) наоборот делает шоу из своего превращения. На наших глазах она меняется. Не знаю, как задумывалось, но мне ближе образ Шуи Та. Этот хрупкий «мужчина» чем-то напоминает мне Чарли Чаплина. Особенно задел меня момент — ее отчаянного и лихого танца. И еще: когда Шуи Та называют плохим, я не могу с этим согласиться. Он просто не дает себя обижать. Он не позволяет вырывать куски из души, плевать в нее. Да, он не святой и просто так не раздает деньги. Но разве дать людям работу — это не добро? Помните у Стругацких в «Трудно быть богом».

«Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать
людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть!
Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут
голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей».
— И это все? — спросил Румата.
— Вам кажется, что этого мало?
Румата покачал головой.
— Бог ответил бы вам: «Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные
вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему
останутся нищими».
— Я бы попросил бога оградить слабых, «Вразуми жестоких правителей»,
сказал бы я.
— Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу,
и другие жестокие заменят их.
Будах перестал улыбаться.
— Накажи жестоких, — твердо сказал он, — чтобы неповадно было сильным
проявлять жестокость к слабым.
— Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг
никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место
займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я не
хочу этого.
— Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди
получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.
— И это не пойдет людям на пользу, — вздохнул Румата, — ибо когда
получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд, потеряют
вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду
впредь кормить и одевать вечно.

И в конце концов, мне ужасно жалко Шен Ту-Шуи Та, потому что в любом случае ей предстоит одной воспитать ребенка. Александра Урсуляк сыграла великолепно. Ее голос был то сильный и чистый, то измученный и хриплый. Она была условной и искренней и везде прекрасной. А ее финальный отчаянный крик «Помогите!» до сих пор стоит у меня в ушах.

Собственно вопрос, который поставил Брехт: как нам, обычным реальным людям жить по заповедям, остался нерешенным. Речь идет ни о каких-то полумифических святых, а нас с вами. Боги (а у Бутусова это слабая бледная девушка) ничем не могут помочь хорошему человеку Шуи Те. Она остается одна с обязательством быть хорошим человеком.

Кроме общеидейной составляющей в спектакле просто много прекрасного: рисовый дождь, оригинальные зонги на немецком языке и даже голая сцена, которая как бы подчеркивает чудо создания театра у нас на глазах.

В одной из рецензий я прочитала, что этот спектакль идейно повторяет «Меру за меру». Для меня — это плюс. Значит то, о чем говорит Бутусов для него действительно важно, значит — это не дань моде, желание удивить нас, а искренний разговор со зрителем, со мной.

Читать оригинальную запись

Читайте также: