Шоко, Мона и рояли

Thalia Theater | Спектакль: Отелло

На сцене два совокупляющихся рояля, белый внизу, а черный сверху. И один стул. И черные кулисы. Декораций больше нет. Есть актеры, в черных современных костюмах и пианист за роялем(лями). Люк Персеваль с труппой театра Thalia из Гамбурга препарирует шекспировского "Отелло". Я забила на абонементный концерт в Консерватории и рванула стрелять билет перед началом, как-то вот захотелось после таких разных обсуждений в фб спектакля, прошедшего накануне. Повезло — юноша продал лишний на 2-й ряд бельэтажа, по центру. А народу набилось много, студентов по входным выгоняли с занятых ими нахально мест в первых рядах, — на балкон.

Этот спектакль, если читать субтитры — кстати, прямо перед носом были, удобно — то брань и грязь какая-то на грани и даже за ней. От Шекспира почти ничего не осталось, и если б не мелькавшие имена Кассио и Моны (Дездемоны), опознать пьесу бы не удалось. Отелло в ней — Шоко. Или это пародия на фашизм и расизм, или оно самое и есть: ниггер, Шоко, понаехали. и т.д., местами актуально и даже смешно, но в основном пошло и жесть (в том числе мат).

А вот если субтитры не читать и не понимать почти ни слова по-немецки, как я — то спектакль шикарный. Сначала, конечно, когда почти в полной темноте, в узкой полосе света, люди в строгих черных костюмах молча наблюдают за процессом раздевания одного из них и потом резко говорят на немецком, ощущение: ахтунг! ахтунг! Но затем втягиваешься в этот ритм, и наслаждаешься игрой. Актеры играют здесь, если можно так сказать, телом: движения, танец, драка, скупые жесты, бег — все вместе создает рисунок спектакля и это, безусловно, шедевр. И тапер — превосходный, с изумительным чувством ритма и стилем, что он вытворяет на инструменте и своим голосом! Задает тон всему действию и расставляет акценты. Единственный "луч света в темном царстве" — одетая в белое платье и кроссовки Мона. Финал неизбежен, но почему-то мне не было ее жаль. Как не жаль (а должно бы!) и Шоко — ибо нет в нем раскаяния шекспировского, все заканчивается именно смертью. Герой спектакля здесь, пожалуй, Яго — вот дьявольское создание, вертихвост, прохиндей и интриган — превосходная роль Вольфганга Преглера (вверху, на фото из Инета). Он раскрывает перед нами всю жесткость и циничность мира — военных, бизнесменов, политиков, далее продолжать можно бесконечно. И в этом Персеваль прав, несомненно, — сюжет вечен, и не важна тут, собственно, точность перевода, а важны лишь символика и нерв. И свобода, вот главная тема, по-моему, в спектакле — невозможность свободы, ее нежелательность в современном нашем мире. Вероятно, если б письменный русский текст был озвучен — я бы не выдержала, сбежала. И, кстати, я заметила уход только двух человек с бельэтажа, а видимый партер весь сидел и овацию устроили, и браво кричали. Думаю, сегодня публика уже подготовленная была, знала, на что идет.

Читать оригинальную запись

Читайте также: